Вопросы про ШПУ ОС....

Отчеты были просто замечательные. Без преувеличения они стали украшением сайта. Я сейчас что-то задумался о другом.
Вот скажем служба Р-36орб была конкретно регламентирована в масштабах РВСН, т.е. была организационно были созданы полки, объединенные в бригаду, наверняка были свои зоны РТБ и ТРБ, в полках люди несли БД с ракетами с пристыкованными ЯГЧ, была подчиненность КП этих полков и бригады КП Оренбургской ракетной армии и т.д. и т.п.
А с теми же ШПУ ракет 8к84 неясно. Вроде всё было и даже групповой залп они там однажды произвели, но были ли эти ШПУ боевыми в полном смысле этого слова. Ясное дело, что обслуживали их испытательные части, но было ли это полноценной частью группировки РВСН?
Так же как и местные площадки "Долина" и "Десна" с Р-9А.
По идее их НПУ и ШПУ учитывались в общем балансе сил и средств ядерного применения СССР. Но какова была степень их боеготовности? Несли ли там БД? Имелись ли боевые ЯГЧ на этих площадках?
Ведь по сути дела на Байконуре и площадки с Р-16 тоже были, но как-то не приходилось читать, что там несли БД в отличие от Плесецких площадок.
Про Р-7А на Байконуре и то есть сведения, что хотя бы как минимум одна из них была зарезервирована под боевое применение, что проявилось во время Карибского кризиса.
Такое ощущение, что Плесецкий полигон в этом смысле более конкретно использовался не только как испытательный, но и как объект долговременной опытно-испытательной работы и в том числе организационной работы по опробации разных штатных вопросов вокруг нового оружия.
Я пробовал когда-то прояснить вопрос с 8К84, но так ничего толком и не узнал. Коллеги мои работали на испытательных площадках, где ничего, понятно, не дежурило, и сама структура таких площадок была далека от боевых. А про те площадки, которые очень похожи на боевые, мне сказали: "Это военные площадки, там вроде было дежурство, нас туда не звали". А сейчас мне и спросить не у кого уже.

Но что приходит на ум: хранилище СБЧ для Р-36О известно, оно находилось на правом фланге. Про хранилище СБЧ для "соток" я не слышал. Мне кажется, что я где-то читал, сейчас уже не вспомню, что хранилище на правом фланге применялось только для Р-36О и не применялось и не могло применяться для других голов - то ли структурно не имело к ним отношения, то ли что-то ещё такое. Да и география тоже подсказывает, что это так: все "сотки" стояли на левом, "челомеевском" фланге, а Р-36О, хотя на левом фланге тоже были, инфраструктурно располагались на правом.
 
Товарищи ракетчики, в ДСОО-П каждый имел номер расчета: 10-й, два 11-х, на каждой из десяти БСП -12-й,14-й. А были ли номера у тех, кто нес дежурство в расчете усиления(мог состоять из отделения усиления и отделения разведки)?.
 
Товарищи ракетчики, в ДСОО-П каждый имел номер расчета: 10-й, два 11-х, на каждой из десяти БСП -12-й,14-й. А были ли номера у тех, кто нес дежурство в расчете усиления(мог состоять из отделения усиления и отделения разведки)?.
Номер был только у начальника РУ - 15-й. А четверо бойцов были безымянными, как и смена из состава взвода МТО - медик-санинструктор, повар, водитель, механик-водитель.
 
Предполагаю ,что НРУ был прапорщиком. А как назывались должности у бойцов? Возможно:"старший стрелок","стрелок" расчета усиления.
 
Сверху