Вопросы про ШПУ ОС....

Отчеты были просто замечательные. Без преувеличения они стали украшением сайта. Я сейчас что-то задумался о другом.
Вот скажем служба Р-36орб была конкретно регламентирована в масштабах РВСН, т.е. была организационно были созданы полки, объединенные в бригаду, наверняка были свои зоны РТБ и ТРБ, в полках люди несли БД с ракетами с пристыкованными ЯГЧ, была подчиненность КП этих полков и бригады КП Оренбургской ракетной армии и т.д. и т.п.
А с теми же ШПУ ракет 8к84 неясно. Вроде всё было и даже групповой залп они там однажды произвели, но были ли эти ШПУ боевыми в полном смысле этого слова. Ясное дело, что обслуживали их испытательные части, но было ли это полноценной частью группировки РВСН?
Так же как и местные площадки "Долина" и "Десна" с Р-9А.
По идее их НПУ и ШПУ учитывались в общем балансе сил и средств ядерного применения СССР. Но какова была степень их боеготовности? Несли ли там БД? Имелись ли боевые ЯГЧ на этих площадках?
Ведь по сути дела на Байконуре и площадки с Р-16 тоже были, но как-то не приходилось читать, что там несли БД в отличие от Плесецких площадок.
Про Р-7А на Байконуре и то есть сведения, что хотя бы как минимум одна из них была зарезервирована под боевое применение, что проявилось во время Карибского кризиса.
Такое ощущение, что Плесецкий полигон в этом смысле более конкретно использовался не только как испытательный, но и как объект долговременной опытно-испытательной работы и в том числе организационной работы по опробации разных штатных вопросов вокруг нового оружия.
Я пробовал когда-то прояснить вопрос с 8К84, но так ничего толком и не узнал. Коллеги мои работали на испытательных площадках, где ничего, понятно, не дежурило, и сама структура таких площадок была далека от боевых. А про те площадки, которые очень похожи на боевые, мне сказали: "Это военные площадки, там вроде было дежурство, нас туда не звали". А сейчас мне и спросить не у кого уже.

Но что приходит на ум: хранилище СБЧ для Р-36О известно, оно находилось на правом фланге. Про хранилище СБЧ для "соток" я не слышал. Мне кажется, что я где-то читал, сейчас уже не вспомню, что хранилище на правом фланге применялось только для Р-36О и не применялось и не могло применяться для других голов - то ли структурно не имело к ним отношения, то ли что-то ещё такое. Да и география тоже подсказывает, что это так: все "сотки" стояли на левом, "челомеевском" фланге, а Р-36О, хотя на левом фланге тоже были, инфраструктурно располагались на правом.
 
Товарищи ракетчики, в ДСОО-П каждый имел номер расчета: 10-й, два 11-х, на каждой из десяти БСП -12-й,14-й. А были ли номера у тех, кто нес дежурство в расчете усиления(мог состоять из отделения усиления и отделения разведки)?.
 
Товарищи ракетчики, в ДСОО-П каждый имел номер расчета: 10-й, два 11-х, на каждой из десяти БСП -12-й,14-й. А были ли номера у тех, кто нес дежурство в расчете усиления(мог состоять из отделения усиления и отделения разведки)?.
Номер был только у начальника РУ - 15-й. А четверо бойцов были безымянными, как и смена из состава взвода МТО - медик-санинструктор, повар, водитель, механик-водитель.
 
Предполагаю ,что НРУ был прапорщиком. А как назывались должности у бойцов? Возможно:"старший стрелок","стрелок" расчета усиления.
 
Предполагаю ,что НРУ был прапорщиком. А как назывались должности у бойцов? Возможно:"старший стрелок","стрелок" расчета усиления.
Точнее, должен быть прапорщиком. В реальности,прапорщики иногда тоже заступали, но чаще всего в 80-х были сержанты. Иногда молодые лейтенанты, в качестве стажировки после училища. А бойцы просто назывались стрелками РУ. Правда, обязательно из них в начале смены назначались пулеметчик и радист. Ручной пулемет и носимая радиостанция входили в обязательный набор РУ. Они их всегда с собой на смену таскали. Вот и назначали ответственных из тех, кто умел обращаться.
 
Хотел бы уточнить у служивших в РП ОС, расчет обеспечения также на разводе вместе с ДС своего полка торжественным маршем под "прощание славянки" убывал к месту несения БД или заранее распологался в транспорте. РО назначался от взвода мат. обеспечения, а сколько человек было в этом взводе и состоял ли он из отделений?
 
Нет! Те, кто входил в расчет обеспечения на разводе на плацу не стояли. Хозы обычно дожидались дежурную смену, отстоявшую и отмаршировавшую на плацу на разводе. уже сидя в машинах МДСОО на ящиках со своим имуществом, если таковое имелось на вывозку. Ну и пинцет разумеется со своей сумкой с красным крестом. Иногда старшина ездил, но это редко. Чаще на смены ездил сам командир хозвзвода прапорщик или начальник столовой в 6-м сооружении - тоже прапорщик. Ну или химик полка - прапорщик. Из хозов собственно, кроме пинцета и водителей другие бойцы в район не часто ездили. Свинарь там по месяцам сидел. Иногда его конечно вывозили в полк, чтобы совсем не одичал на маточной. А расчет усиления и ДТС входили в состав групп пуска и поэтому на плацу на разводе конечно стояли вместе со всеми.
Штатный состав взвода МТО помню уже смутно. Но отделений у них кажется не было. Из "обеспечивающего" руководящего состава были: командир взвода ВМО (прапорщик)
- начальник столовой (прапорщик)
- начальник мед.пункта (прапорщик), но этого у нас в полку я что-то не припомню.
- начальник прод.склада (прапорщик или сл.СА). У нас была служащая женщина.
Ну и конечно старшина полка (прапорщик) - фигура обычно колоритная и запоминающаяся. Фамилия у него обычно тоже единообразная типа как у нас был Кондратюк Николай Федосеевич (царствие ему небесное). Сколько уж лет прошло, а помню его с лейтенантских времён.
Про "Прощание славянки" это точно! Хотя в 54-й дивизии этот марш на разводах ДС исполнялся только по пятничным разводам. Такова была традиция.
Начальники расчета усиления у нас были лейтенанты-выпускники, как правило, - Серпуховского училища. Они от этой должности обычно отбрыкивались всеми правдами и неправдами. Всем хотелось после училища сидеть за пультами и глядеть на табло. Поэтому в качестве стимула использовался кадровый ход, когда лейтенант, отбывший на командовании расчетом охраны группы пуска пару-тройку лет, мог стать сразу зам.командира группы пуска. Но был в этом варианте один существенный недостаток, ведь зам командира группы пуска - это штатный ЗКДС т.е. опытный 1-й номер и начальник расчета пуска. А для приобретения этого опыта нужно дежурить эти самые 2-3 года в составе расчета КП. Поэтому таким ребятам приходилось нелегко. Но уж если всё складывалось успешно и бывший нач. расчета охраны сдавал зачеты на 1-го номера, то равных такому офицеру было мало, ибо он, в отличие от других офицеров-инженеров, умел работать с бойцами и был потенциальным кандидатом на должность КГ.
 
Последнее редактирование:
........Про хранилище СБЧ для "соток" я не слышал.....
Да. Мне тоже кажется, что специально для них на Байконуре ничего не держали. Хотя ШПУ для "соток" было вполне достаточно, чтобы при при признаках надвигающейся войны, - "зарядить" их ракетами с ЯГЧ для ответно-встречного удара и создать из них какое нибудь временное соединение или в/часть. Как минимум на полк ОС наверное ракет хватило бы. Может быть и были какие-то планы по этому поводу? Слышать о них пока не приходилось. Жаль, что ветеранов РВСН с каждым годом становится всё меньше и меньше. Скоро и спросить будет не у кого.
 
Нет! Те, кто входил в расчет обеспечения на разводе на плацу не стояли. Хозы обычно дожидались дежурную смену, отстоявшую и отмаршировавшую на плацу на разводе. уже сидя в машинах МДСОО на ящиках со своим имуществом, если таковое имелось на вывозку. Ну и пинцет разумеется со своей сумкой с красным крестом. Иногда старшина ездил, но это редко. Чаще на смены ездил сам командир хозвзвода прапорщик или начальник столовой в 6-м сооружении - тоже прапорщик. Ну или химик полка - прапорщик. Из хозов собственно, кроме пинцета и водителей другие бойцы в район не часто ездили. Свинарь там по месяцам сидел. Иногда его конечно вывозили в полк, чтобы совсем не одичал на маточной. А расчет усиления и ДТС входили в состав групп пуска и поэтому на плацу на разводе конечно стояли вместе со всеми.
Штатный состав взвода МТО помню уже смутно. Но отделений у них кажется не было. Из "обеспечивающего" руководящего состава были: командир взвода ВМО (прапорщик)
- начальник столовой (прапорщик)
- начальник мед.пункта (прапорщик), но этого у нас в полку я что-то не припомню.
- начальник прод.склада (прапорщик или сл.СА). У нас была служащая женщина.
Ну и конечно старшина полка (прапорщик) - фигура обычно колоритная и запоминающаяся. Фамилия у него обычно тоже единообразная типа как у нас был Кондратюк Николай Федосеевич (царствие ему небесное). Сколько уж лет прошло, а помню его с лейтенантских времён.
Про "Прощание славянки" это точно! Хотя в 54-й дивизии этот марш на разводах ДС исполнялся только по пятничным разводам. Такова была традиция.
Начальники расчета усиления у нас были лейтенанты-выпускники, как правило, - Серпуховского училища. Они от этой должности обычно отбрыкивались всеми правдами и неправдами. Всем хотелось после училища сидеть за пультами и глядеть на табло. Поэтому в качестве стимула использовался кадровый ход, когда лейтенант, отбывший на командовании расчетом охраны группы пуска пару-тройку лет, мог стать сразу зам.командира группы пуска. Но был в этом варианте один существенный недостаток, ведь зам командира группы пуска - это штатный ЗКДС т.е. опытный 1-й номер и начальник расчета пуска. А для приобретения этого опыта нужно дежурить эти самые 2-3 года в составе расчета КП. Поэтому таким ребятам приходилось нелегко. Но уж если всё складывалось успешно и бывший нач. расчета охраны сдавал зачеты на 1-го номера, то равных такому офицеру было мало, ибо он, в отличие от других офицеров-инженеров, умел работать с бойцами и был потенциальным кандидатом на должность КГ.
Есть такие сведения,что в составе ВМО было отделение водителей,а командир этого отделения (сержант)-был зам. командира ВМО. Кто знает,-прокоментируйте,возможно это не так?
 
За мою службу, естественно, каждые пол-года менялся состав. Кто-то увольнялся, приходили новые люди. На сколько помню, во взводе МТО (именно так официально и назывался - материально технического обеспечения) число сержантов менялось бессистемно. Были сержанты среди водителей и медиков. Из числа поваров и мехводов при мне не было. Никогда не знал, как они делились на отделения. Предполагаю, что не по проф. принципу. Были полугодия, когда сержанты были только из медиков. Тогда и зам. ком. взвода был медик. Могу предположить, что состав отделений назначался по составу смены.
 
Последнее редактирование:
Хотел бы уточнить у служивших в РП ОС, расчет обеспечения также на разводе вместе с ДС своего полка торжественным маршем под "прощание славянки" убывал к месту несения БД или заранее распологался в транспорте. РО назначался от взвода мат. обеспечения, а сколько человек было в этом взводе и состоял ли он из отделений?
ВМО на развод дежурных сил не выходил, конечно. В БМДС-ы их тоже заранее не пускали - машины на плацу выстраивались и проверялись перед выездом на смену. Линия построения для автотранспорта была за ДС полков. После прохождения ДС торжественным маршем посадка в машины, за это время "хозсброд" подтягивался к машинам, садились и машины через плац убывали. Так было во всех четырех полках, в которых пришлось служить, и в ОС, и в АПУ.
В полках ОС, пока их не перевели в 1993, емнип, году на дивизионную структуру, ВМО был один на полк. Сколько их было по штату уже толком не помню, но вроде как было поваров и санитаров по числу дежурных смен, т.е. по трое. Пока БМДС были в штате полка, были водители - по числу БМДС, на командирский уазик плюс двое на машины, постоянно находящиеся на централке (водовозка на базе ГАЗ-66 и транспортная, у нас был ГАЗ-66, в некоторых полках ЗиЛ-131). И мехвод, для ГТСМ (рап на нем рассекал да еще десант за клюквой высаживали с него).
У нас в осовском полку на смену от хозсброда обязательно ездили санинструктор - прапорщик в юбке, начальник продсклада - женщина-военнослужащая (выдавала пайки караулам и на смену КП) и начальник столовой, три подруги. Очень редко к ним присоединялась начальница склада службы вооружения. Пока более-менее были укомплектованы полки, то солдаты-повара менялись (и кстати, тогда они в день КПДС тоже шли на занятия, в объединенной столовой начпрод дивизии лично контролировал занятия с поварами), потом стало не до жиру - хозсброд комплектовался по остаточному принципу, и повар сидел месяцами в смене. Только по поводу проблем со здоровьем или если уж совсем озвереет сидеть на централке привозили в казарму. Да они и сами не рвались, в смене свободнее жизнь. Правда, в Дровяной под финиш существования полка была такая хохма. Женщины в смену (из перечисленных) не заступали, хотя по должности и было им положено. И тут приезжает к одному офицеру младшая сестра и набивается призваться на должность повара. И таки продавила командира полка, взяли ее. Тогда с призывом уже было очень плохо, солдат в караулах по 2 недели не меняли - некем было. Меняли по половине караулов в неделю, больше их просто уже не набиралось. В общем, она стала реально заступать в смену. И тут командира полка осенило - а чего это начальник столовой, повар-инструктор и санинструктор в смену не ходят? Комнату для женщин в шестерке оборудовали отдельную - все, вперед, подруги боевые. А кому не нравится - за воротами желающие найдутся. И стали все ездить в смену. Не сказать, что от этого что-то изменилось в лучшую сторону в смене, но воинов высвободилось для смены в пару караулов, и то хлеб. Тогда же разрешили и женщин брать в группу АСО и ставить в караулы. Сначала в соседнем полку сделали один "женский" караул, естественно - 5-й. Типа экспериментальный, один на всю дивизию. Год дамы исправно отходили в смены, а потом стали права качать - типа нам обещали через год перевести на должности, не связанные с дежурством в карауле. Поскольку было это в соседнем полку, то точно не помню уж, как там проблему решили. Но женские караулы постепенно появились во всех полках. Морока та еще. Солдаты расчета усиления только матюками сыпали, таская каждый день по 3-4 фляги воды в пятый карпом. Обычно "червонец" завозил по 2 фляги воды в караул в день смены, это 80 л воды. И потом в ходе смены при проверке караула либо в водовозке привозил, либо в "шишигу" закидывали штук 6 фляг воды, потом в проверенных колодцах добирал по мере надобности. Женщинам же воды требовалось в разы больше, уж не знаю, как и объяснить причины :). Ну и кроме того, поначалу пятый караул стал местом паломничества всех подряд, кто только имел право проверять караулы. Потом привыкли. Службу-то они несли нормально, но сколько проблем поимели командир и начальник отделения АСО 2-й группы, которые отвечали за 5-й карпом, это офигеть. То из окон дует - меняли стекла, штапики, замазкой все прошли, а что сделаешь с бронешторами? В них штатные бойницы для автоматов. Да и люк в БПУ прямо над головой оператора, опять же. Бывали и случаи, когда змеи в карпом заползали по вводам кабелей. Вроде все заделано, залито гудроном, а как-то ухитрялись окаянные пролазить. В общем, массовым это явление не стало, и слава богу. Нашему начальнику отделения АСО жена заявила. что как только появится женский караул - или он с должности уходит, или она от него. И никаких третьих вариантов, она его, кобеля, знает ;).
Отделения в ВМО формально были, реально - там и бойцов-то было с гулькин нос. И считай половина из них занята женщинами, до 1991 года вроде бы или даже позже женщин разрешалось брать только в ВМО и секретку (в полках, на УС и комендантском взводе ОРОР и раньше было "бабье царство"). Это потом уже разрешили и в караулы их брать, и телефонистами. Штат на взвод, а воинов и на отделение не набиралось. Когда пошли БМДС на базе КАМАЗ-а, на них посадили водителями прапорщиков и откомандировали в автобат. На смену выделяли 2 КАМАЗ-а и один ЗиЛ-131, причем один из КАМАЗ-ов был тентованый. Зимой в этих "брезентовых кунгах" было не жарко, прямо скажем. Потом по мере сокращения полков БМДС передавали в оставшиеся полки, стало 3 КАМАЗ-а, все с кунгами, правда один с т.н. автобусным, типа "вахтовок", а два - БМДС-3, лавки с рундуками вдоль бортов. Водители БМДС в штате полка стояли, но реально мы их видели в день смены и в "день ракетчика" возле кассы. Навечно откомандированными в автобат считались.
В Ясной еще было такое благо в феврале-марте, как смены на вертолетах. Самое поганое время, когда то дороги замело пургой, то оттепель и дороги ручьями перемыло. Если обычно со смены приезжали к ужину, то при смене вертолетами обедали уже дома, разве что на час-полтора позже. И то главным образом из-за того, что после сдачи оружия проводилось подведение итогов смены и доводились изменения в плане мероприятий.
 
А можно, немного смешного и не совсем не в тему?
Была в яснинском полку такая хохма у нас. Летние отпуска у нас были строго по очереди, и отпускали при этом по максимуму. Плюс в этот же период проходили плановые замены офицеров прибывали лейтенанты, в общем - со сменами была чехарда. И так получилось, что я одно лето дежурил неделю через смену - из-за всяких бардачных решений и полкового, и выше командования у нас образовался временный некомплект начальников расчетов , первых номеров. Так что заступая, например, со второй группой, потом оставался со своей - третьей, потом неделю на десятке, и снова в смену - со своими и оставался с первой группой. Вот как раз во время дежурства с первой группой и началась эта история. Заступили в смену, КДС - командир полка, второй расчет - ЗКГ первой группы, а я остался третьим расчетом. ЗКГ помчался после обеда по караулам, а мой расчет дежурил. Выходит по громкой из 9-го караула ЗКГ и сообщает, что он поймал дезертира, солдата из ЗРД-на, у нас там не так далеко С-200 стоял, потом вместе с дивизией и их расформировали. И просит сообщить ПВО-шникам, что боец изловлен, пусть приезжают забирать. Привез его к ужину, сам спать перед сменой лег, а воина куда девать? У нас же КПЗ не предусмотрено, да и таких помещений, где его можно закрыть, дабы опять не убежал, не много. Определили его в комнату отдыха поваров, была при кухне такая. Вход через кухню, там дверь с замком, повара на кухне типа присматривают, вот его туда и засунули. Вечером прихожу со смены, проверил посты и заглянул на кухню. Сидит там чудо, вот точное определение - в опорках. И глаза такие тоскливые у пацана, чуть меньше года прослужил. Стало мне как-то не по себе - сидит тут в комнате в две койки солдатские размером, хрен его знает, что там у него в башке - не приведи господь повесится, это же потом забодаешься с прокурором беседовать. В общем, я его из заточения типа освободил, но приказал повару и начальнику НРУ глаз не спускать, из кухни не выпускать, доверить мыть посуду, пока не заберут родные отцы-командиры. Но сначала помыть и переодеть в подменку какую-нибудь, пусть хлеб отрабатывает и бациллы свои не разносит. НРУ обрадовался дармовому работнику, быстренько его в душевую, дали подменку, сапоги резиновые и вперед, на дискотеку.
И так все ладненько пошло, одна беда - не едут за воином отцы-командиры! Не то у них бойцы лишние, не то бензина не хватало, а только как ЗКГ им ни звонил - не едут. Он сначала и цену назначил - литр спирта. Потом уже и без спирта готов был отдать, смена-то кончается, а куда воина чужого девать? Хоть вези домой. В общем, в день смены позвонили ПВО-шники, типа уже едем, и бойца оставили на централке, ждать своих. Это была длинная смена, сменился и через три дня снова приезжаю заступать. Смотрю - торчит из окна посудомойки знакомая физиономия, только слегка округлившаяся и довольная жизнью. Оказывается, никто за ним не приехал, он уже прижился на кухне вечным дискжокеем, да еще и оказался неплохим автомехаником. Помог нашим водятелам "шишигу"-водовозку на ход поставить, ему за это презентовали нормальную афганку, как раз бойцам выдавали новое. Вот ему и досталась от деда-водителя считай неношеная старая. Сапоги тоже дали вполне нормальные, это уже повар расстарался, он-то считай все время в тапочках по кухне порхает. В общем, боец живет и не горюет, и даже назад в часть вовсе не стремится - ему у нас понравилось. Даже стал проситься, мол, перевести его нельзя ли к нам? У него и военный билет с собой. В общем, забрали его недели через три, и то после того, как командир полка, приехав проводить смену и увидев в очередной раз чужого бойца в своем полку, взял да и в самом деле позвонил командиру ЗРД-на и предложил махнуть не глядя: они нам своего дезертира, а мы никому не скажем, что имел место факт такой. Тут же и примчались, воина забрали. Я как раз не то заступал, не то менялся, но как его забирали - своими глазами видел. Помню, их капитан только головой крутил, такого гарного хлопца мы им отдаем и даже бесплатно. И что же, приезжаю на следующую смену - а из окна посудомойки бодренько так орут "Здравия желаю, товарищ капитан!" Офигел, присмотрелся - мать его за ногу, так дезертир вернулся! Вот фокус, думаю. Вечером его расспросил, как же так, ты нафига из армии в армию дезертировал? Отвечает - его в первый же день раздели, в смысле старший призыв забрал афганку и сапоги, одели в обноски, которыми наши солдаты разве что машины мыть стали бы, и то - если бы не побрезговали; обули в опорки времен царя Гороха и наваляли по шеям для порядка. Ну он той же ночью и сбежал, но решил не совсем чтобы дезертировать, а прямым ходом к нам, на централку. Во второй раз он у нас наверно с месяц прослужил, вечная дискотека плюс помогал водилам. И все довольны. Бойцы опять ему нашли подменку и сапоги приличные, и все идет как надо. Мы уже того ЗКГ, который его первый раз поймал, и подкалывать перестали - типа как там литр спирта поживает, пора и налить боевым друзьям - как-никак стережем его добычу каждую смену. Но все хорошее когда-то да кончается, видно, проверка к соседям приехала, и они воина забрали. Через некоторое время еду я со смены, тащим за ноздрю зилок со стуканувшим движком, голосует прапорщик. Подобрали, что человеку стоять. Оказывается, едет он за бойцом-беглецом. Который уже третий раз убежал. И таки это тот же боец оказался, но в этот раз он до дома добежал, где-то под Свердловском, и там сдался военкому.
Вот такая в чем-то комичная, а в чем-то и грустная история была. Как потом командир полка сказал, не надо было ПВО-шникам про этого солдата сообщать, таких образцовых воинов в полку не было и теперь уже точно не будет. Только что рисковать и "приватизировать" бойца как-то стремно было, как объяснишь, откуда он взялся? Ему же еще год служить было с небольшим, куда его от ОМО дивизии и прочих проверяющих спрячешь. Да и молчи-молчи не спит, он тоже всю эту эпопею знал, но молчал, типа не будил лихо, пока оно тихо. Но строгими глазами смотрел. На ЗКГ, охотника за привидениями.
 
Последнее редактирование:
Ммм-даааа!!! Вот уж воистину говорится, что век живи-век учись. Это я насчет ж е н щ и н в к а р а у л а х. О таком слышать не приходилось никогда. Машины БМДС у нас на плацу во время разводов не стояли. Места там всё таки для них маловато. Да и на мой взгляд как то неестественно ставить автотехнику на строевом плацу. Хотя в различных репортажах по ТВ и в учебных фильмах такое присутствует. Но в 54-й в дни смен автотехника стояла вне плаца на прямой бетонке вблизи штаба дивизии с отдельным выездом и воротами. Там стояла маленькая трибунка, куда перемещался с плаца командир дивизии после окончания развода и торжественного прохождения. Туда же перемещался оркестр и таким образом начиналось второе прохождение, а точнее "проезжание" под звуки марша. Водители БМДС в штате полка в те времена (1983-1989) у нас не числились, а относились к автобату как и сами автомашины. Ну а набор: ЗИЛ-157, ГАЗ-66, ГТСМ, УАЗ-ик с водителями - это уж как у всех. На смене женщин у нас разумеется не бывало, хотя помню как минимум один случай, когда вместо повара солдата на смену поехала наша единственная в полку служащая СА - дама-начальник продсклада. Готовила очень хорошо и с тараканами в пищеблоке боролась очень активно. Командир полка на это время выделил ей ключ от своей комнаты в 6-тёрке. Пришлось мужикам поумерить свой мат во время разговоров в комнате отдыха. И осторожно заходить в туалетную, ибо она наравне со всеми пользовалась и душем и туалетом. Про фляги с водой я не совсем понял. Ведь в караулы водовозка ездит, зачем же тогда фляги то возить? У нас на маточной 5-й караул вообще был оборудован стационарным сортиром с водой. Кстати сейчас это помещение до сих пор цело и туалет используется там с тем же оборудованием, установленным ещё во времена службы с ракетами 8К84. Но это благодаря местной воде "с серебром". Ну а на Тополях всё было так же. Новые с иголочки КАМАЗы. Прапорщики-водители на них. Первоначальный бардак и прочее. Кстати с начала формирования полка Тополь, комплектовались мы личным составом, в основном прибывшим из Забайкалья из расформированных подвижных полков. Проблем с ним было на первых порах очень много.
 
Сверху