В энциклопедию

с: Чудо-вооще, С. Сом.

1. SPELESTOLOGUS NIKITUS
Предположительно, спелекус – неизвестный науке подвид TALPA DIGIRUS. Основной ареал обитания Домодедовский район с примыкающими территориями ( г. Подольск, пос. Володарского ). Также наблюдаются эндемические очаги в Старицком районе и в окрестностях Саблино; остальные сообщения следует считать журналистским бредом и вымыслом — например, что в каменоломнях горы Тип-Тяв до сих пор наблюдаются ВПОЛНЕ ЖИВЫЕ СПЕЛИКУСЫ, а также HOMO SPASATELUS…
Чаще всего спелекуса можно застать в окрестностях старых заброшенных каменоломен. Спеликус чувствует себя на свежем воздухе неуютно и старается побыстрее забраться в свою норку. Днём спелекуса можно наблюдать на поверхности в местах проживания – особенно, если поблизости находится винный или какой-то иной магазин ( парфюмерный, хозяйственный, аптека ). Ради спиртосодержащих продуктов он готов на многое; зверёк очень вынослив и преодолевает любые расстояния в поисках любимого лакомства. Но всегда возвращается к родному очагу, который на их языке называется ПРИМУС или ГАЗУЛЬКА. Зверьки очень подвижны и в поисках бухла способны посетить за день не одну норку.
Спелестолугосов можно разделить на несколько подвидов: S. RAZDOLBATORUS ( их можно отличить по твёрдой походке с напором, свирепому выражению бородатой мордочки и зажатому в лапке кайлу ); S. BUHALOS ( гротосед, за водкусом не охотится, самостоятельно передвигаться не может,– а потому проживает паразитом более опытного спеликуса,– без определённой перспективы нажраться апатичен, размножением, как и первый подвид, не интересуется ); S. OPTIMISTUS ( редкий вид, не склонный к вымиранию, как мамонты: чрезвычайно подвижен, любит водкуса и готов искать его постоянно или с боями отбить у других спеликусов; также любит разрывать непроходимо-узкие ходы раздолбаторусов, чем ввергает их в транс; склонен к размножению со всем, что ползает и по его представлениям походит на самочку; во время брачного периода оптимистус обходителен с самочками и почтителен с другими спелекусами, не роет, умеренно воздержан к водкусу и большую часть дня проводит закукленным в спальник ).
Интересную тенденцию к стенобиозу не увидел доктор ( ??? ) ДУБЛЯНСКИЙ. У каждой особи на теле присутствует существо ( а у некоторых и не одно! ), которое спеликусы называют konogonusami, svetodiodami, pleksami, zapaskami и т. д. До сих пор неясно, какую роль эти зверьки возлагают на своих сожителей – иной раз довольно замысловатой конструкции. Но известно, что ни одна особь не отдаст своего сожителя без мата.
Среди спелекусов нет конкретного вождя. Они нередко собираются кланами для совместной охоты за водкусом с последующим ритуальным съедением оного. Часто более опытные спеликусы по неизвестным пока науке причинам затаскивают в свои норки chichakus-chaynikus-dodikus. Что они там с ними делают – неясно, но замечено, если чичакус выберется из норы без помощи спасателюсов, захочет прийти ещё. ( Альтернативные науке источники сообщают о теоретически массовых исключениях… )
 
с: Чудо-вооще. С. Сом

2. ЕСТЕСТВЕННЫЕ ВРАГИ SPELESTOLOGUS’A NIKITUS’A
Большая часть врагов подстерегает спелекуса за пределами норки. В первую очередь это MENTOZAURUS REX ( по крайней мере, они полагают, что – REX ), KONTROLÖRUS LOH, SHPANA MESTNUS.
Ментозавры – это древние изъ…баемые существа, предположительно из отряда приматов ( матов-матов-матов ) stipes. В спелекусе их привлекает прежде всего грязноватая шкурка, независимый вид и наличие в заспинной полости взрывчатых, остропахнущих, колюще-режущих, тихоматюгающихся и прочих интересных предметов. Ментозавры малоподвижны и предпочитают поджидать жертву близко к своей alma materь, то есть приматнику. Но наукой зафиксирован случай, когда ментозавры забрались-таки в норку спеликусов и выволокли их на поверхность, совершив при этом пару кощунственных обрядов.
Большую опасность для спелекусов представляют также контрусы prezrennye. Они подвижны, прожорливы, голосисты – но нападают только на одиноких спелекусов, так как общение с группой возбуждённых спелекусов для контрусов чревато: боком, раком, каком и матом.
Местнусы – традиционные кровожадные враги спелекусов, многие из них безбоязненно проникают в норки, гадят там, тащат всё, что плохо и очень хорошо лежит,– в общем, портят воздух и настроение всем типам спелекусов, независимо от тонкости их душевной организации. Но гораздо более опасны из местнусов те, что стремаются длинных и извилистых подземелий, а, скучковавшись в толпы, поджидают незадачливых спелекусов у мест их вожделения – магазинов. Там они норовят отобрать у спелекусов предмет их вожделений – водкус, и изрядно также потрепать при этом их шкурки и симпатичненькие мордочки, оснастив при этом органы зрения так называемыми фонарями — очевидно для того, чтоб в темноте норок несчастным спелекусам было сподручнее ориентироваться.
 
с: Чудо-вооще, С. Сом

3. БОЛЕЗНИ И ПАТОЛОГИИ SPELESTOLOGUS’A NIKITUS’A
Болезнь дауна – при виде некого углубления в почве SPELESTOLOGUS VULGARIS ( тип: норные, класс: бухлопитающиеся, вид: спелео, род: четвероруко-четвероногие, отряд: кривоползающие, семейство: каменоломенные; народное название – спелек ) испытывает сильнейшее бессознательное желание как можно быстрее оказаться на его дне [ down ( англ. ) – дно, нижний, опустившийся ]. У спелестологусов вульгарисов болезнь протекает вяло, на жизнедеятельности не сказывается, оправлению естественных надобностей не препятствует, на репродуктивные функции не влияет,— в то время как у побочной ветви эволюции спелеков – speleologus verti-kalus болезнь принимает форму патологического уродства, неизлечимого в принципе.
Болезнь Броуна – бессмысленное шатание по подземным лабиринтам; часто приключается у спелеков в результате потери света, ориентации, ВНД или смысла жизни.
Болезнь Водкина ( синюха ) – следствие переупотребления спелеком горячительных напитков. Проявляется в виде бреда, немотивированных и неадекватных поступков с последующей сильной головной болью. Лечится по принципу “клин клинским вышибают”.
Водянка – развивается, как осложнение после болезни Водкина; проявляется в виде повышенной жажды.
Двубелая горячка – легендарная болезнь, позволяющая спелеку откосить от возвращения в город.
Белая дырячка – галлюцинации, выражающиеся в наблюдении различных неопознанных явлений породы.
Чёрная горячка – судорожные движения, сопровождающие по внезапному просыпанию в спальнике поиск потерянного налобника. Обычно связаны с переполнением мочевого пузыря и отсутствием в гроте хоть какого-то света.
Пенополиуретрит – непроизвольное увлажнение пенки во время сна.
Топографический кретинизм – доверие к нарисованной кем-то карте Системы.
Топографический маразм – отношение к Пространству, как к возможной реальности.
Топографический радикализм – злобное неприятие окружающего пространства. Приводит к открытию спелеком новых протяжённых частей норки – или к закрытию старых.
Топографический либерализм – состояние, в котором спелеку становится абсолютно по барабану, куда ползти.
Топографический синдикализм ( федерализм, демократизм, суперпозитивизм и т.п. ) – расстройство зоны коры головного мозга спелека, отвечающей за связь с реальностью. Проявляется в виде заблуждения, суть которого сводится к следующему: для того, чтобы уверено ориентироваться в пещере, нужно, якобы, взять как можно больше самых разных её карт и свести их к общему знаменателю. Он и будет соответствовать Системе. НЕ ЛЕЧИТСЯ. Ибо когда заболевший этой напастью спелек сталкивается с тем, что сводная карта Системе всё равно не соответствует – полагает, что нужно найти ещё одну, отличную от других карту, прибавить её — и тогда…
Топографическая фрустрация – агрессивное состояние спелека-топосъёмщика, в которое он впадает, когда он видит, что с любовью выполненная им Карта Системы этой Системе не соответствует ни в малейшей степени. Иной спелек в состоянии топографической фрустрации погружается в задумчивую кому ( soft-форма ТФ ); иной разбивает компас и рвёт зубами мерную ленту ( soft-hard-форма ТФ ); иной хватается за лопату и лом и начинает перекраивать Систему в соответствии с созданной картой ( hard-форма ТФ ). Лечится в начальной фазе бутылкой водки, после принятия которой спелек-топосъёмщик начинает-таки видеть некоторое сходство созданной им карты с Системой. Или вспоминает, что топосъёмил совсем другую полость.
Агорафобия ( развивается у глубоко продвинувшихся спелеков ) – боязнь наземного пространства.
Клаустроботлофобия – навязчивый психоз молодого спелека, что бутылка может остаться неоткрытой.
Люстрафобия – упорное нежелание спелека и после извлечения на поверхность находиться под висящим предметом.
Англина – считается одной из разновидностей лишая ( pityriasias ); проявляется в болезненном увеличении ( распухании ) наружных покровов спелека во время гуляния по пещере. Однако, как было замечено одним из исследователей и целителем этой болезни, «до сантиметра – не болит; толще – само отвалится!»
Клозетова болезнь – большую часть выхода спелек проводит в клозете с выпученными глазами.
Курвиная слепота – неразборчивость в чайницах.
Краснуха – заболевание налобного органа зрения спелека, проявляющееся в виде красного цвета спиральки; предшествует полному отмиранию ( умиранию ) этого важнейшего, для спелека, органа. Не лечится.
Лепра ( проказа ) – отвал или разложение наружных частей тела спелека во время гуляния или работы ( как-то: коногонов, налобников, аккумуляторных банок, комбезных шкурок и прочего ). Говорят, что матёрые спелеки не обращают на подобные проказы никакого внимания – в то время как молодую, начинающую особь они способны ввергнуть в состояние клинической смерти.
Фотофобия ( светобоязнь ) – замечено, что многие спелеки в результате длительного пребывания в норках начинают патологически бояться света и отказываются выходить на поверхность даже за водкой. Лечится принудительным явлением спелеку спасателюсов и ментозавров рексов.
 
Сверху