Рдейский монастырь

Тема в разделе "Путешествия и Краеведение", создана пользователем Stas, 30 мар 2007.

  1. Аффтару не мешало бы яду выпить. Что это такое:
    А там ведь, на секундочку, жильё только в <много> кэмэ, и то, если знать, в какую сторону идти! И мороз нехилый. Команда козлов, капитана - прибить к дереву.

    Раньше Высокое было жилое... Печаль...
    Однако, летом там гораздо круче. Не холодно, но КОМАРЫ!
     
  2. Гы-гы! Эта ссылка - ответ на ещё одну, а по той - тоже лохи, только осенью и на ВЕЛОСИПЕДАХ!!!
     
  3. Да, но параллельно этой группе ехала другая, тоже на велосипедах. И не имели никаких проблем.
    Так что это были проблемы оддельно взятых неподготовленых людей.
     
  4. Видимо, старенький я очень стал. Жена меня пытается на байдарке вытащить на горную реку, а я не понимаю, зачем на судне, приспособленном для плавания по 99% водных просторов, плавать по 1% просторов, для него не приспособленному :::) И зачем ездить на велосипеде там, где пешком пройти можно значительно проще и быстрее? Неэффективненько как-то...

    Кстати, о птицах: стоит ли там ещё вагончик между Щучьим озером и монастырём, поближе к монастырю? Очень он нас выручил некогда...

    В общем, раз пошла такая пьянка, напишу отчётик о походе ровно десятилетней давности, церквей разрушенных там нет, зато есть куча приключений и брошенный тепловоз. Я ходил с другой, западной стороны Рдейщины.

    Вот карта моего маршрута: http://dictu.subworld.ru/img/Rdey_1997.jpg
    А вот местность в ГугльМапс: http://maps.google.com/?ie=UTF8&z=11&ll=57.173109,30.327072&spn=0.274334,0.6427&t=h&om=1

    Прочитав незабвенные измышления товарища Марка Кострова в журнале "Юность" за 1993 год и вооружившись его картой (http://www.warhunter.ru/images/map.jpg), я покидал в рюкзак сапоги, полиэтилен, компас и плед, обулся в кеды и за два дня приавтостопил от Москвы туда, где кончается асфальт, а именно в село Цевло. Ещё начиная с Великих Лук земля начала выказывать признаки умирания: половина домов в сёлах стояло заколочено, жители были нетрезвы, вода в ручьях и реках была ржавая, а в колонках - пахла сероводородом. Этот запах характерен вообще для всех подземных вод обширного Рдейского края и его окрестностей. Думаю, именно поэтому там живёт так мало народу...

    Позднее я понял, что пользоваться надо именно ржавой водой, потому как она не ржавая, а торфяная, и её даже можно не кипятить, потому как торф сцуко целебен. Единственная проблема с чаем: надо чётко помнить, заварил ты его или нет, потому как после засыпки чая цвет напитка не меняется, и согласно характеру склероза пьёшь то чистый кипяточек, то тройной чифирь.

    Село Цевло - центр умирания торфоразработок. В нём много изб, несколько недостроенных трёхэтажных развалин и кладбище - обширнее самого села. Именно от кладбища по весьма дремучему заболоченному лесу идёт лесовозная дорога на озеро Полисто. В три часа дня, прикинув по карте, что к вечеру строевым шагом дотопаю до него и одноимённой деревни, я выдвинулся.

    Первым сюрпризом стали комары. Увидев, что дорога в тени деревьев образует лужу и тихо звенит, я, конечно, вспомнил Стругацких и их зону, но всей крутизны даже и предположить не мог. С первым шагом в тень мне пришлось натянуть куртку на голову и перейти на спринтерский бег с размахиванием руками, как для взлёта. Рдейские комары нападают эскадрильями по десять, они обходятся без подмосковного застенчивого зудения вокруг, они поджимают ноги и с хрустом впиваются наотмашь. Гудят они воистину как истребители. Размером они раза в полтора крупнее наших. Когда рдейского комара бьёшь ладонью, он хрустит, как муха, некоторое время бьётся в агонии, а потом улетает. Спасает только бег, причём не скорость его, а длительность: комары летают быстрее человека, но скорее утомляются. На вкус они кисловаты.

    После этого мошка уже не впечатляла: она, конечно, сильно кусается, но убежать от неё легче. Так, в борьбе с насекомыми, я преодолел 20 километров за какое-то рекордное время, и был на озере Полисто часов в шесть. Здесь меня ожидал целый букет сюрпризов. Во-первых, деревня Веряжа отсутствовала вовсе. Её бывшее местоположение я определил лишь по выгребной яме, в которую едва не рухнул. Во-вторых, деревни Полисто на берегу озера тоже не было: на её месте тянулись обширные сады одичавших яблонь без единого строения. В-третьих, само озеро Полисто тоже отсутствовало. В тот год была сильная засуха, и Рдейские болота пересохли на полметра, озеро же стало песчаной пустыней с коркой грязи по краям. Где-то вдалеке, в километре, виднелась грязь мокрая.

    Выматерившись, я рванулся далее, в деревню Чилец, в которой по карте значилось полторы улицы. На поверку в ней оказался один дом с окнами, забранными полиэтиленом, полуразобранным, но действующим трактором и мрачным хозяином. Хозяин отказался пускать меня на постой, потому что, мол, в доме у него сидят белорусские родственники друг у друга на головах и боятся, потому что ночью медведь балует.

    Время было уже часов восемь. Ободрённый перспективой провести ночь в баловстве с медведем, я нешуточным уже бегом двинулся в следующую по курсу деревню - Ручьи. Где-то на полпути мне встретилась лесная избушка с проваленной крышей, но целыми стёклами. Она зеленела мхом в лучах заката. На мои приветные крики и стуки никто не отозвался. Уже уходя с прогалины, я на свою беду обернулся и едва не опозорился в штаны: из окошка избы на меня смотрела неописуемая сморщенная физиономия. Совершенно нормальная баба Яга... Через минуту я был уже в полукилометре от хутора и на полпути к Ручьям.

    В этот момент Рдейские дороги преподнесли мне первый сюрприз: ровно посреди между колеями я провалился по колено и стал уверенно тонуть далее. С трудом дотянулся до деревца на обочине, вылез... В общем, к Ручьям я вышел уже в сумерках, покрытый снизу - коркой глины, сверху - коркой комаров, переполненный впечатлениями от Русской Действительности и курящий отсырелую сигарету.

    Ручьи оказались первым нормальным населённым пунктом, сравнительно не тронутым разложением. На обширной зелёной поляне в том месте, где в озеро Полисто впадает безымянная речка, на песчаном пупыре стояла кондовая деревня десятка в полтора изб. Штук шесть из них были жилые. Посреди деревни стоял парень лет восемнадцати по имени Иван - широкой души человек. Он убежал сюда к матери из Великих Лук, от братвы, после того как пропалился на каких-то делах с золотом. Иван определил меня на постой к первому человеку деревни, местному криминальному авторитету.

    Авторитет был авторитетен. Он когда-то чуть ли не при Хрущёве избил милиционера и условно отсидел год. За этот беспредел была ему от местных уважуха, и никого круче него в краю с тех пор не появилось. Он пояснил мне, что встреченная мною Баба-Яга - это местная самогонщица, снабжавшая все окрестности чуть ли не с царских времён. По старости лет свёклу она не сажала, а держала пасеку и гнала медовуху. Народной традицией было её грабить, народ даже в ментов для этого переряжался. Иногда приезжали настоящие менты и дестроили ей всю малину в рамках антиалкогольной программы и личного обогащения. Но у старой никогда ничего не оказывалось: её даже фашисты не сумели ограбить, а после них она уже вовсе никого не боялась. Всякий раз после погрома бабуля изыскивала внутренние резервы и вновь начинала спаивать население.

    Авторитет угостил меня этой самой изумительной медовухой. Внутри тотчас стало тепло, в голове запело, а способность стоять чудесным образом исчезла. Мы закусили оладушками. Оладушки - это отдельная песня. По весне в половодье по реке проплыл на лодке негоциант и дёшево запродал авторитету пару мешков муки. Тот поначалу возгордился, как он всю деревню обставил - недаром ведь авторитет! Но мука оказалась совершенно нечувствительна к дрожжам, и на тот момент уже пятый месяц дядька, матерясь, жрал вместо хлеба оладушки. Вкусные, кстати.

    Ещё он рассказал мне, почему я утоп посреди дороги. Дорогу к самогонщице прокатал ещё один местный житель, у которого был вездеход на пневматиках - он не то что по болоту, по озеру дорогу прокатает... Супермашина. Такие только сейчас, через десять лет, стали серийно делать. Но пешеходу такая дорога - вилы...

    В скором времени криминальный авторитет предался своему самому любимому занятию: стал слушать большой и красивый радиоприёмник, единственный рабочий в деревне. А я уснул...

    Наутро мой новый знакомец Ваня, разбудив меня, выбил из матушки буханку домашнего хлеба и рассказал дорогу далее, на Ухошино. Конечно, сказал не ходить по дороге - потому как она тем же вездеходом прокатана через топи (ну ясен пень!). "А ближайшую речку как переплыть?" - "Да, хватай любую лодку и оставь на той стороне, только привяжи, чтобы не уплыла..." Всё-таки нельзя не любить Россию...

    По высохшему болоту идти оказалось не легче, чем по дороге: солнце жарило, через полчаса шуршание сухой травы в рост человека просто измотало, а ещё кочки по колено, а ещё трава сечётся больно... В общем, я был счастлив, когда выбрался на лесистую песчаную косу вдоль берега Полисти. По ней я зашагал бодро, пока не встретил Грибы. Ими Рдейщина весьма изобильна даже в засуху. Они были везде. Я, житель скудной Московской земли, привык выслеживать каждую поганую лисичку, а тут - грибы можно было просто собирать. Через десять минут я набил полную сумку, ещё через полчаса выкинул всю мелочь, потом оставил только белые и подберёзовики...

    Но, слава Богу, все кошмары кончаются. В какой-то момент, как в идиллической сказке, в просвете между деревьями показалась уголком крыша дома, а на ней - разлапистое гнездо, увенчанное настоящим аистом. С красной рожей, иссечённой травой, утомлённый грибами, я с хриплым воем вывалился на берег Полисти перед Ухошино. В реке на долблёной лодке из двух стволов шустро плавала приличного вида мадам в модном купальнике. Она перевезла меня к деревне. После всего пережитого я уже совершенно спокойно смотрел на жестяную табличку на корме плавсредства: "Россiя, 1912"

    Ухошино состояло из одной улицы огромных бревенчатых домов, какие можно видеть во всяких заповедниках в Кижах и Суздале. Ровно посреди улицы в будний день в час дня в двадцати километрах от ближайшего магазина лежало счастивое тело. Над телом нависала дремучая жена в староверческом платке и вслух размышляла, где же это взяло водовку... Узрев меня, женщина провела меня в дом. Сначала мы поднялись по лестнице к двери мизерного размера, но могутной толщины (видимо, чтобы "медведь не баловал"), потом в сенях - ещё по одной лестнице ещё выше, и передо мной открылась обширная прохладная комната. От кайфа после жары я чуть в кисель не растёкся. Благодетельница напоила-накормила меня чем-то настолько уместным, что я теперь даже не помню чем. Я осознал полную ненужность грибов в пешем походе и оставил их ей.

    Женщина указала мне дальнейшую дорогу на Сусельницу. Вот, говорит, вон туда до леса дойдёшь, там дорога заросшая, только не сбейся, а то к нам тут фельдшер с медсёстрами приезжал, тоже туда пошёл, да и блуждает где-то третий день. А там на грунтовку выйдешь, она слегка раздолбана, и налево, мимо экскаватора - придёшь в Сусельницу...

    И я пошёл в лес, осознавая, что к грозящим мне опасностям в лице балующего медведя прибавилась перспектива встречи с одичавшим фельдшером. И потопал... Попытки дороги представляли из себя очень скупо обозначенную просеку - так, чтобы машина могла протиснуться между могутными осинами. Поэтому, когда налево отошёл бодрый тракторный след, я радостно устремился по нему, хотя мне и не совсем туда надо было. Ведь трактор-то доехал куда-то? Действительно, трактор доехал... Километра через три я к нему вышел. Посреди глухого леса стояла совершенно раздестроенная машина с лужицей воды во вмятине капота. Судя по виду, не первый год стояла... Вокруг было мрачно и сыро, и мне померещился далёкий кровожадный вой фельдшера. Развернувшись, я побежал назад.

    Долго ли, коротко ли, я выбрался на слегка раздолбанную дорогу. Такого я не видел ни до, ни после. Дорога вела из Сусельницы в Борок, а в Борке жили рыбаки, счастливые обладатели трактора "Кировец". Этим трактором они и сделали дорогу. Трактор "Кировец" характерен тем, что проехать может везде, но дорогу при этом, мягко говоря, не улучшает, потому что в нём очень много тонн, но его это не волнует, потому что он может проехать везде. Такая вот поганая рекурсия. Дорога представляла из себя гребёнку ухабов с трёхметровым шагом, а глубина каждого ухаба составляла от метра до двух. Там, где в ухабах стояла вода, можно было легко утонуть - без шуток. Комары и мошка, гнездившиеся в лужах, также жизнь не облегчали.

    Вскоре на бегу я увидел экскаватор: из болота торчала стрела с ковшом, сведённая предсмертной судорогой. Я понял, что я на правильном пути и действительно, через часок прибежал в Сусельницу. Сусельница оказалась селением вампирским. Ни один из жителей не вышел из домов, чтобы поговорить со мной, а на мои наивные вопросы "Где здесь узкоколейка и когда будет поезд" - хрипло хохотали. Прокляв их чёрным московским проклятием, я самостоятельно нашёл начало узкоколейки.

    По состоянию путей было очевидно, что поезд ушёл давно и навсегда. У кривых заржавленных рельс валялась лишь самодельная дрезина: деревянная рама с четырьмя колёсиками, задние колёса соединены осью и рядом - место крепления бензопилы заместо двигателя. Отличная конструкция.

    На этом основные трудности пути закончились. Дорога уверенно тянулась через болота по идеальной прямой, то исчезая подо мхом, то проходя по насыпям, на разъездах кое-где стояли полувросшие в землю вагоны, гружёный в них торф буйно зеленел травой, такие же вагоны в изобилии валялись под насыпями... Пейзаж - совершенно сталкеровский.

    Километров через пятнадцать я вышел к людям. На карте там какие-то разные селения обозначены, но я точно помню, что там было Мухарёво. Вполне справное обитаемое селение, из достпримечательностей мне более всего запомнился полуразобранный узкоколейный тепловоз, торжественно гниющий посреди заброшенного лесохозяйства с ёлочками, пробившими стёкла теплиц. Там я застопил "Кировец", который подбросил меня километров на пять на абсолютно безлюдный кусок шоссе и скрылся в грязях. Автостоп на "Кировце" - это жесть! Что-то из фильмов про дикий запад: он едет быстро, ревёт, бодро скачет на всех неровностях дороги, и чтобы не вылететь через лобовое стекло, надо вцепиться во что-нибудь зубами, потому что сиденье в нём одно.

    Темнело. Я стоял посреди дороги и тупо улыбался, раздавленный впечатлениями, даже не делая попыток застопить надвигавшийся на меня бортовой УАЗик: он ехал в ненужную мне сторону. Машина затормозила, из неё вышел странного вида водитель и с нехарактерным акцентом степенно выспросил меня, кто я и куда движусь. Получив всю необходимую информацию, он погрузился в экипаж и уехал прочь. Я ничему не удивлялся. Просто сел, где стоял, и закурил последнюю сигарету. Минут через двадцать, уже во тьме, УАЗик вернулся и остановился, высветив меня фарами. Три молчаливых чувака помогли мне забраться в кузов и повезли в ночь. В кузове у них были бензопилы и огромные топоры. Через полчаса машина остановилась во дворе большого одноэтажного здания в центре слабо населённого обширного селения. Меня отвели в дом...

    В доме было светло, шумно, накурено, людно и весело. Несколько женщин кухарили, десяток мужиков смотрели телевизор, пили водку, играли в домино. Это были карпатские лесорубы, приехавшие на заработки в Псковскую область. На время работы они заняли здание школы. Одного из лесорубов, которые подобрали меня, звали Виталик Цар. Очень хороший парень оказался... Карпаты - это Гуцульщина, там живут гуцулы. Они выглядят как инопланетяне: посмотришь - и даже сразу не поймёшь, что не так. Совершенно европейский тип лица, но разрез глаз напоминает тибетский, внешний уголок глаза чуть шире наружу продолжен... Очень характерная примета, придаёт лицу мудрость и хитрецу.

    И вот московский я сижу среди инопланетян-гуцулов в Псковской области, передо мной огромная миска картошки с тушёнкой, полбуханки домашнего хлеба, стакан водки, дарёная пачка "Ватры", мне уже показали железную кровать для спанья и выдали матрас. Это счастье. Завтра я выйду на дорогу и поеду стопом в Питер. А на следующий 1998 год поеду в Карпаты, правда, Виталика Цара там не застану...

    Потом я примерно померял свой маршрут - получилось 50 км. Немного за два дня, но мне хватило... А всё это я пишу к тому, чтобы задать следующий вопрос: ну хрена бы я там делал с велосипедом?
     
  5. Отличный отчет!!! Так и не скажешь что события 10 летней давности. Чем то похоже слогом на "Понедельник начинается в субботу"...
    А велосипед там бы и не понадобился, цели у походов разные слишком. ;)
    До монастыря я понял, так и не добрался?
     
  6. выпей яду сам:)
    до жилья ему было не больше 10км
    и зимой с дороги сбиться очень тяжело
    так как она была одна
    та которую протоптали мы
    так что зимой в отсутствии осадков нет смысла париться по поводу отстающих, особенно когда они сами говорят что отстанут.
     
  7. Да-а-а... запущенный случай. Думаю, бесполезно говорить, что в Рдейщине некоторые болота вовсе не замерзают, а только присыпаются снегом, что там есть дикие жывотные типа медведя, что у отставшего человека "забарахлил мотор", т.е. он находился в опасности независимо от наличия топей и медведей. Инопланетяне вы, и логика у вас инопланетная. Я с такими на одном поле... ну, скажем, лагерем не встану.
     
  8. О том как не надо ходить в поход.

    Давно собирались посетить Рдейский монастырь о котором столько всего рассказано.
    10 июля,вечер.
    Проехав по следам вездеходов еще метров 500 стало ясно - приехали. Дорога уходила в лес, дальше проехать на нашем автомобиле не реально. Неподалеку в леске нашли неплохое место, где и решили разбить лагерь. Вокруг было много деревьев которые перенесли удар молнии, на одних были почерневшие трещины идущие от вершины до земли, другие были и вовсе сломаны. Я остался ставить палатки, ребята пошли на разведку.
    В какой то момент мне показалось что где-то в лесу слушают музыку. Димон слышишь? Слышу, да похоже, это наверное ветер, не обращай внимания. Через несколько минут с другой стороны как будто голоса, но что говорят не разобрать. Ну чего? Ветер что же еще. Я слышал эти звуки периодически постепенно перестал обращать внимания, подумаешь деревья скрипят. Выпили пива. Решили для развлечения спилить бензопилой высокое сухое дерево. Так как опыта лесоповала не было,25 метровая осина начала заваливаться как раз в сторону палаток. Уж лучше бы оно упало, но не тут то было, дерево повисло на березе, грозя в любой момент обрушится. Переставлять палатки не стали лень было, да и дерево вроде крепко засело. Так и спали две ночи под падающим деревом...

    Поход.
    16.30.Прихватив 5л.пива,рацию,нож и фонарики мы двинулись к монастырю. Не доходя до болота метров 200,нам с Игорем показалось что в лесу кто-то разговаривает. Слышишь как будто девчонка какая то визжит и вроде как топором стучат. Да похоже. Но не дыма от костра ни палаток видно не было. Так как было ветрено то мы не были до конца уверенны что это, люди или так шумят деревья.
    21.00.Чахлые на вид болотные сосенки уступают место высоким деревьям и мы ступаем на твердую землю. Немного пройдя по дороге увидели деревянный крест с надписью Сим Победиши. За ним, сквозь вековые деревья показались очертания старинного храма. Вокруг монастыря шла хорошая дорога уставшие после болота ноги сами побежали по ней. Она привела нас к беседке на берегу озера. Там люди какие-то. Да ладно... Ну пойдем глянем. И действительно рядом с беседкой стояла палатка, горел костер рядом сидели парень с девушкой. Добрый вечер-сказали мы проходя мимо. Здравствуйте. Здравствуйте - ответил бородатый мужик в камуфляже вылезший из недр беседки. Судя по их виду они были не мало удивлены увидев нас. Как впрочем и мы тоже не ожидали увидеть здесь людей. Пройдя метров 20 вышли на берег Рдейского озера, посидев немного на деревянном мостике и умывшись темно-коричневой водой пошли осматривать монастырь. Надо сказать мы не ожидали встретить здесь людей, особенно в десятом часу вечера. Конечно ощущения уже немножко не те... Еще один сюрприз ждал нас в монастыре, там тоже был человек. Парень лет тридцати, волосатый, с бородкой сидел на полу читал какую-то книгу. Вот тебе и заброшенный монастырь. Походили, посмотрели сделали несколько фото. Видели книгу посетителей но почему-то не записались. Прошлись по подвалам монастыря. Признаюсь честно, виды монастыря меня особо не поразили, возможно сказалась усталость от похода по болоту да еще люди здесь какие-то. Медленно начинаем осознавать что предстоит тяжелая обратная дорога по болоту. По-моему впереди самая интересная часть похода, по крайне мере экстремально ну или глупо как кому нравится. Судите сами: время десять вечера, еды нет, воды нет, пива нет, связи тоже нет а впереди 10 километров по болоту. Но идти надо, других мыслей просто не было. Прикидываем что шли мы сюда часов пять, обратно уставшие, голодные будем топать все семь так что в лагерь придем дай бог часов в пять утра. Пошли? Надо, надо...
    01.00.Все.Сил идти больше нет, привал. Лег, закрыл глаза жду комаров. Прошло минут десять вокруг кружилось несколько десятков насекомых, хрен с ними пусть кусают все равно не встану. Пока я готовился к мучительной смерти от комариных укусов, Игорь собрал вокруг сухих веток и газовым паяльником поджег их... Я увидев пламя будто ожил. Пока Игорь возился с ветками я выдрал из мха сухое деревце росшее рядом. Вот и дрова, огонь разгорался.
    01.30.Ночь.Посередине Рдейского болота двое человек жгут костер. Стало тепло, снял промокшие кроссовки сижу сушу носки. Нужны еще дрова. Беру фонарик и босиком иду ломать ближайшее дерево. Так я ходил раз пять. В итоге у нас получилось нечто вроде настила из бревен на котором можно было сидеть а при желании принять горизонтальное положение.

    Ночь в лагере.
    23.30.Темнеет,тишина. Где то не далеко в лесу как будто заиграла музыка, звук такой будто слушают радио на АМ. Через некоторое время музыка стихла, с другой стороны леса послышались людские голоса. Похоже люди идут по дороге, разговаривая между собой, но сколько не прислушивайся разобрать что говорят не возможно .Потом в лесу воцарилась мертвая тишина. Становится страшновато. Вскоре подул легкий ветерок, надо подкинуть дров в костер ,думаю - скоро ребята должны прийти. В ожидании и страхе прошло два с половиной часа. В голову лезут всякие не добрые мысли, сколько еще ждать? Что делать если к утру не придут?
    03.00.Без всякой надежды включаю рацию. Тишина в эфире тишина в лесу лежу в палатке .И вдруг справа вдоль крыши палатки как будто быстро провели каким то острым предметом. Я вскочил, сижу не двигаюсь боюсь громко дышать. Так в ужасе и оцепенении просидел минут 10. Ну может ветка какая упала - стараюсь себя успокоить. Набрался смелости выскакиваю из палатки светя вокруг себя фонарями, мощные лучи выхватывают из темноты лишь узкие пятна леса. Даже если кто-то здесь и бродит его все равно не увидишь. Начал подкидывать дрова в костер и в это время опять где то в лесу зазвучала эта чертова музыка .Быстро забросил в костер все дрова и снова забился в палатку. После музыки со стороны дороги где стояла машина послышались невнятные голоса .Не дай бог сигнализация заорет что делать? Ну думаю, заведу бензопилу наберусь смелости и пойду к машине... Слава богу этого не случилось. Хорошо что датчик удара был отключен обычно он причина ложных срабатываний. Обошлось короче, а ведь что может наделать напуганный человек ночью в лесу с бензопилой? даже подумать страшно. Тем временем голоса затихли, сижу держу створку палатки смотрю на костер точнее на свет от него (самого огня не было видно из-за поваленного дерева лежавшего между палатками и костром) и вдруг свет как будто кто то заслонил. Так продолжалось несколько раз, огонь то разгорится то снова погаснет. Мне начали мерещится тени ходящие вокруг костра и заслоняющие свет...

    Полная версия рассказа здесь:http://samos54.narod.ru
     

Поделиться этой страницей