Вокруг Сирии за 10 дней

Тема в разделе "Путешествия и Краеведение", создана пользователем ModeM, 4 ноя 2009.

  1. Что обычно вспоминает средний российский человек при слове «Сирия»? Наверное, полковника Бурдуна из «Дня выборов», бесконечные пустыни с редкими оазисами и финиковыми пальмами, иногда – шумный Дамаск… Есть и такие, у которых при словах «Ближний Восток» и вовсе волосы встают дыбом. В действительности же, эта сравнительно небольшая страна куда разнообразнее. Да, большая часть территории – действительно пустыня. Некоторые сирийцы действительно учились или работали в России и прекрасно владеют русским языком. А еще здесь есть древние города и крепости, полноводные реки, христианские монастыри, ультрасовременные небоскребы, глинобитные лачуги, замки крестоносцев и еще масса всего, представляющего интерес для любознательного путешественника. И наше десятидневное путешествие по этой гостеприимной стране оказалось очень разнообразным, обогнав по количеству приключений и впечатлений на единицу времени большинство других поездок.


    Полезные советы.

    1. Виза. Формально, для получения сирийской визы нужно предоставить некоторые бессмысленные с точки зрения любого нормального путешественника документы, такие как, например, бронь отелей на все врем поездки. Но мы пошли другим путем (спасибо Анхар) и забронировали отель только на первую ночь в Дамаске.

    2. Ночлег. За все время путешествия мы всего несколько раз пользовались платной ночевкой, и почти исключительно в больших городах. Практически на всех руинах можно спокойно ночевать (желательно только поставиться подальше от туристическо-пингвинячьей части и собак, которых там обычно много). Нет проблем и с ночевкой в христианских монастырях (бесплатно или за небольшое пожертвование – по вашему выбору).

    3. Автостоп очень хороший. Выучите три фразы по-арабски: «Салям алейкум» (приветствие), «Мумкен ат’тах узни ат’тарик иля… бедуни фулюс» («Можете подвезти по дороге в… без денег?», и «Шукран, вуссулюкум би’с салям» («Спасибо, счастливой дороги»). В принципе, их достаточно. Старайтесь очень четко произносить согласные, иначе не поймут. Дальнобойщиков и водителей небольших грузовиков я практически никогда не предупреждал о безденежности, подразумевается само собой. Водителей легковых машин лучше предупреждать, хотя деньгопросов практически не встречалось. Стопить большим пальцем не стоит: скорее всего, водитель решит, что вы показываете, как классно он едет, улыбнется и покажет большой палец в ответ. Хотя сущность стопщиков драйверы (особенно дальнобои) прекрасно понимают, и, если дальше не по пути, то высаживают, как правило, на удобной развилке.

    4. Общественный транспорт. Между ключевыми городами ходят комфортабельные скоростные автобусы, проезд в которых стоит довольно смешных денег. В маршрутках проезд стоит чуть больше или столько же, но, если она не набита, уточняйте цену заранее – иногда водитель предлагает «такси» - то есть, маршрутка пойдет туда, куда вам надо, но уже за совершенно другие деньги.

    5. Местные названия. Названия большинства сирийских городов произносятся совершенно иначе, чем это принято у нас. Например, если скажете «Алеппо», скорее всего вас не поймут, нужно говорить «Халеб». Вместо «Крак де Шевалье» - «Калаат Хосн», и т.д. Запишите местные названия, в идеале – по-русски и по-арабски: это сэкономит массу времени.

    6. Одежда. Большинство местных женщих ходит в платках, а некторые – и в полностью закрытой одежде. Девушкам стоит действовать по обстоятельствам. Однозначно ходить везде только в платке – по-моему, это перебор, но иметь его с собой стоит. В христианских же кварталах женщина в платке будет смотреться «белой вороной»: здесь одеваются подчеркнуто по-европейски, как правило, сильно красятся, а в кафешках играет Раммштайн и подобные вещи.

    7. Еда. В дешевых местах это, как правило, кебаб, лепешки, овощной салат и козий сыр. Прежде чем жадничать и заказывать много, закажите одну порцию и посмотрите, сколько принесут. Вполне возможно, этого хватит на двоих, а то и на троих. Очень редко стоит отдельно заказывать салат: как правило, вполне достаточное его количество идет с основным блюдом, а если закажете дополнительно, то на отдельной тарелке принесут еще совершенно несъедабельное количество того же самого. Найти заведение с алкоголем, как правило, проблематично.

    8. Пятница. День, священный для мусульман и представляющий собой настоящее мучение для путешественника. Основная проблема в этот день – что-нибудь поесть. Если кафешка открыта и хозяин зазывает вас к себе, это еще совершенно не значит, что вас собираются кормить. Возможно, вас усадят за стол, а, когда попытаетесь заказать еду, предложат только напитки. Я бы советовал накануне запасаться сухими перекусами (разумеется, есть их на улице, на виду у всех, не стоит).

    9. «Комитет Глубокого Бурения» и прочие неприятности. Вопреки распространенному мнению, соответствующие службы в Сирии практически никак не мешают самостоятельным путешественникам. Нас «приняли» всего один раз и спросили, где собираемся стоять. Мы сказали, что сегодня уезжаем дальше. Офицер переписал наши данные и отпустил. Вся процедура заняла не более двадцати минут.

    10. Порядок цен (в российских рублях). Трехместный номер в отеле в Алеппо (нормальные европейские 2*) – около 1000 руб. за номер. Бунгало на берегу моря – около 70 руб/чел. Поесть до отвала в недорогом месте – 120-150 руб/чел. Поесть в дорогом ресторане – 200-250 руб/чел. Автобус – 0,75 руб/км. Маршрутка – 1 руб/км. Такси – 7-10 руб/км. Такси из аэропорта (цена для глупых туристов): 1000 руб. Такси из аэропорта (если потратить 5 минут на поиски машины и/или поторговаться): 330 руб. По счетчику: 170 руб. Большинство музеев – около 100 руб. (для иностранцев), но, если скажете, что студенты (даже не имея студенческой карты) – велика вероятность, что будет меньше. При наличии студенческой карты – скидка 90%.


    День первый. Дамаск – Пальмира
    Утренний Дамаск, вопреки моим ожиданиям, произвел впечатление совершенно сонного города. Улицы практически пустые, редкие прохожие не обращают никакого внимания на трех путешественников с рюкзаками. Забиваю в GPS координаты мечети Омейядов. Идем по практически вымершему городу. Первые лучи солнца еле-еле освещают древние мечети и современные многоэтажки, широкие проспекты и полуразвалившиеся глинобитные домики… Древность и современность, роскошь и бедность стоят здесь бок о бок. Появляются первые люди. Все больше, больше… Сами не замечаем, как вместо пустынной улицы оказываемся в толпе – все происходит буквально в считанные минуты. Мужчины с зелеными знаменами, женщины в черном, дети… Все идут нескончаемой вереницей. Нам – против хода движения, кое-как протискиваемся. Похоже, мы попали на религизный праздник, и толпа людей на улице – это паломники. После долгих расспросов выясняется, что мечеть закрыта (закрыта, видимо, для туристов, а верующие как раз идут из нее). Идем обратно, уже по ходу толпы – но от этого не сильно легче. Надо где-то поесть, но и здесь нам не везет: пятница, все закрыто. Те же немногие ресторанчики, которые выглядят открытыми, предлагают лишь различные напитки. В конце концов, нам удалось найти какое-то подобие уличной пиццерии. Не очень съедобно, но все равно ничего больше нет.
    Решаем, что в Дамаске сегодня делать больше нечего, и лучше пораньше убраться в Пальмиру.
    Вход на автовокзал напоминает скорее аэропорт: просветка, билеты – только по паспортам… Сирийские автобусы и дороги одинаково хороши: автобус скоростной, современный, с нормально работающим кондиционером – что совсем не лишне, учитывая, что нам ехать через Сирийскую пустыню. Асфальт прекрасный, указатели на трассе продублированы на английском. Пальмиру Тадмором (по имени расположенного рядом небольшого городка) уже никто не называет: все указатели – именно на Пальмиру. Автобус шел со скоростью более 100 километров в час, так что в Тадморе мы оказались раньше ожидаемого. При выходе из автобуса отбиваемся от хелперов, предлагающих «гайд» и «слипинг» - впрочем, они не слишком навязчивы и нашу сущность прекрасно понимают:

    - Вы в Пальмиру идете?
    - Да.
    - А ночевать будете, наверное, на руинах? Не хотите у меня на крыше?

    Никогда не заходите на руины с парадного входа. И вовсе не потому, что там, скорее всего, вас будет ждать билетер. Зайдя через задворки, вы сразу окунаетесь в древность. А главный вход – это индустрия развлечений. Бесконечные толпы автобусных туристов, изуродованные современными надстройками и реставрацией остатки древности, хелперы, туристы на верблюдах и кафешки не дадут оценить истинную красоту и масштабы древнего города. Нам повезло: мы зашли напрямик через пустыню, сразу в дальнюю часть. Остатки храмов, погребальные башни, древние камни – все это предстало перед нами в исходном виде и практически без людей.

    По мере приближения к наиболее известному сооружению Пальмиры – храму Бела – ситуация меняется, и, разумеется, не в лучшую сторону. На территорию храма зашли не через музей, как положено, а через какие-то служебные ворота, которые случайно оказались открытыми. Убедились, что смотреть там нечего – и тут же нарвались на билетера, который отправил нас за билетом в кассу. Пошли мы, разумеется, не в кассу, а искать место для ночевки – по направлению к погребальным башням.
    Этих зороастрийских погребальных сооружений в Пальмире, как минимум, несколько десятков. Покойника клали на вершину башни, а по прошествии некоторого времени кости относили на средний этаж, где их, по всей видимости, перемалывали (мы нашли приспособление, назначение которого трудно истолковать как-то иначе) и складывали в специальные ниши. Вот на этом-то среднем этаже одной из башен мы и устроились на ночлег. Чуть позже, заглянув в одну из ниш, мы увидели «компанию»: косточки отсюда до сих пор не убрали. В остальном, место оказалось прекрасным для ночевки – разве что, немного пыльновато.

    Спустившись ночью из башни, я обнаружил, что луна как раз находится в оптимальном для съемки положении – и тут же побежал за штативом. И вот здесь выяснилось, насколько все же хорошо, что мы заночевали наверху, а не внизу среди руин. Живущие на руинах собаки, днем совершенно мирные и не обращавшие никакого внимания на туристов, ночью разбушевались: я стою с камерой и штативом, жду, когда закроется затвор – а они с громким лаем подходят все ближе и ближе. Так что, сделав несколько кадров пальмиры в свете Луны, я не стал дальше искушать судьбу и пошел спать.

    День второй. Дейр-Эз-Зор – Халябия

    При попытке купить билеты до Дейр-Эз-Зора, кассир посмотрел на наши паспорта и стал лихорадочно куда-то звонить, хотя билеты, в конце концов, продал. А на вокзале Дейр-Эз-Зора нас «приняли»: человек в форме поздоровался, посмотрел паспорта еще раз – и привел нас в небольшой кабинет с большим портретом над письменным столом. Офицер был суров, но вежлив, и прекрасно говорил по-английски.

    - Откуда вы?
    - Из России.
    - Фамилия? Имя? Имя отца? Имя матери? В каком отеле будете ночевать в Дейр-Эз-Зоре?
    - Ночевать не будем: мы сейчас идем на автовокзал, покупаем билеты и едем дальше.

    Узнав, что в Дейр-Эз-Зоре мы ночевать не собираемся, он тут же потерял к нам всякий интерес, вернул паспорта и отпустил.
    Зато в Дейр-Эз-Зоре мы нашли пиво, и не только его. Сначала увидели стоящие в холодильнике баночки «Хайникена» 0,33. Опознав в нас русских, владелец магазинчика хитро подмигнул и открыл второй, закрытый холодильник: там было крепкое пиво в баночках уже по 0,5, водка и всевозможные местные напитки непонятного состава. Докупив по соседству на рынке фрукты и сладости по смешным ценам, мы решили, что на сегодняшний день на руинах крепости Халябия этого нам хватит, и пошли искать транспорт.

    С основного автовокзала, как выяснилось, до Халябии ничего не шло, и английский здесь тоже понимали с трудом. Наконец, с помощью мимики, жестов и интуиции удалось выйти на маленькую автостанцию, откуда ходили маршрутки в нужном нам направлении.
    Побережье Евфрата в районе Халябии – место абсолютно нетуристическое. К стенам древней крепости приезжают отдыхать местные – преимущественно рыбаки. Подходят, знакомятся – и идут дальше. Удивило, что к нам подошли пообщаться две местные девушки – одетые по всем мусульманским канонам, но, тем не менее, прекрасно владеющие английским.
    Беглый осмотр бастионов крепости показал, что ночевать там практически негде: башни полуоткрытые, а в каменных лестницах частично отсутствовали секции, что, при возвращении ночью, было довольно опасно. Так что поставили палатку прямо на берегу Евфрата, дождавшись, когда подразойдутся рыбаки.
    Теплая и чистая вода Евфрата, звездное небо и луна, освещающая руины крепости – что еще нужно для прекрасного купания? Немного подпортили настроение только купленные в Дейр-Эз-Зоре напитки: пиво оказалось вполне нормальным, а вот 20-градусный «джин» местного производства явственно отдавал разведенным водой одеколоном…

    Продолжение следует…

    Первая часть отчета c фотографиями на сайте: http://a-modem.livejournal.com/12169.html
     
    Последнее редактирование модератором: 16 ноя 2009
  2. День третий. Аль-Мансура – Аль-Рассафа

    С берегов Евфрата мы выбирались стопом, и первый опыт оказался вполне удачным. До трассы моментально схватили легковушку, дальше пересели в большой грузовик. К слову сказать, сирийских водителей совершенно не волнует, сколько человек поместится в кабине или кузове: если втиснулись втроем с рюкзаками в небольшую кабину грузовика – значит, так надо. Поэтому перемещение автостопом нераздельной тройкой ничуть не медленнее, чем парой – разве что, чуть менее комфортно. Но в этот раз в кабине было тесновато, поэтому Таня с Вовкой сбежали в кузов, а я остался с водителем в кабине – отслеживать по GPS нужную нам точку. Правда, когда грузовик разогнался более чем до 100 километров в час, а я посмотрел на оставшееся расстояние (около 70 километров), то я серьезно испугался за их здоровье и жестами попросил водителя, чтобы притормозил и мы все пересели в кабину. Отказались – сославшись на то, что в кузове прикольнее.
    От городка Аль-Мансура идет малоприметный отвилок на древний Сергиополис, или, по-арабски, Аль-Рассафа. Ситуация с попутными машинами там была неясная, а идти по пустыне более двадцати километров грустно – поэтому дальше мы схватили такси за довольно небольшие деньги. Сергиополис – город, затерянный в пустыне – судя по имевшейся у нас информации, должен был оказаться совершенно нетуристическим местом. Поэтому, когда увидели у входа в руины дорогой ресторан и несколько припаркованных автобусов, мы пришли в уныние. Впрочем, все оказалось не так плохо: как выяснилось, автобусные туристы дальше ресторана почему-то не ходят, а самые любопытные из них бегло осматривают примыкающие к нему метров двадцать-тридцать руин и возвращаются обратно – видимо, боясь перегрева. А дальше начинается тот самый занесенный песком город без единого человека в окрестностях. Среди сохранившихся строений, в основном остатков раннехристианских храмов, то и дело попадаются шурфы – судя по форме и размерам, выкопанные отнюдь не официальными археологами. Впечатляют огромные подземные залы – возможно, бывшие водохранилища, сходные с византийской цистерной в Стамбуле. Огорожены они весьма условно, но внутри без веревок делать нечего.
    Палатку поставили прямо внутри руин базилики. В то врем, как мы ходили вокруг лагеря и снимали закат, к нам подошли двое – судя по связке ключей в руках одного из них, сторожа. Заглянули в базилику (там уже стояла палатка, а большой камень среди зала был приспособлен под обеденный стол) – и спросили, здесь ли мы будем спать. Врать уже смысла не было. Спросили откуда – ответили, что из России. Немного пообщались с нами, похихикали и ушли. Подождав для приличия полчасика, не приведут ли полицию, мы завалились спать. Никто больше так и не пришел.

    День четвертый. Алеппо

    Утром вышли на трассу и попытались стопить, но маршрутки подходили быстрее, чем кто-либо успевал остановиться, а проезд в них стоил довольно смешных денег – так что до Алеппо в итоге добрались общественным транспортом.
    Алеппо (на местном наречии – Халеб) часто называют самым европеизированным городом Сирии. Внешне это, пожалуй, так: широкие улицы, большие регулярно спланированные площади, европейская архитектура… Но с вещами, имеющими куда болшее значение для путешественника, здесь дело обстояло куда хуже, чем во многих других сирийских городах: таксисты паталогически не понимают английский, поесть не сильно ранним утром проблема (везде предлагают только завтрак, а мы уже порядком изголодались), да и гостиниц не наблюдается.
    Гостиница оказалась вполне приличной (номер вполне тянул на нормальные европейские 2 звезды), но еще более интересной оказалась компания. Особенно запомнился один ливанец. Он рассказал нам, что сам он коммунист, очень любит Ленина и Путина (тут же последовали вопросы, любим ли их мы, и пришлось выкручиваться), что у него русская жена, а сам он по-русски почти все понимает, но не говорит. У него три паспорта – сирийский, ливанский и российский – и в зависимости от того, в какую страну едет, он выбирает нужный.
    Через некоторое время ливанец поставил перед нами на стол стакан с чем-то, похожим на траву и сказав, что он хочет нас этим угостить, куда-то убежал. Пока мы соображали, что это значит, и стоит ли это курить, или наоборот лучше оставить стакан на столе и вернуться в номер, он вернулся с чайником кипятка и залил в «траву» - оказалось, что это всего-навсего матэ. Беседа продолжилась. Наш новый знакомый рассказал, что очень любит Питер, но ему невозможно там жить – и в подтверждение показал шрамы по всему телу: «Я черный – а Петербург – это crazy city. Голубоглазые, светловолосые…» - ливанец с трудом подбирал русские слова, чередуя их с английскими. Стыдно было за наших соотечественников, избивших его – о которых он говорил даже безо всякой злобы, и удивительно было, что этот человек, несмотря на все, любит Россию, русских и Питер.
    В Алеппо я, наконец, обнаглел настолько, что начал снимать людей – девушек на улицах, молящихся в мечети, просто прохожих… Кажется, никто из них не был против – во всяком случае, когда меня «засекали», никакой агрессии не следовало (хотя, вспоминая опыт Индии, я старался снимать максимально незаметно). В целом, сирийцы вполне нормально относятся к фотографированию, а иногда, заметив фотоаппарат, даже просят сфотографировать их – что нетипично для мусульманской страны, но, тем не менее, факт.

    День пятый. Хама

    Садясь в автобус до Хамы, мы встретили двух чехов. Когда приехалия, спросили у них, где они будут стоять и не знают ли каких-нибудь дешевых отелей в городе. В ответ чехи достали… разумеется, Lonely Planet. Запомнив названия нескольких бюджетных отелей, мы пошли сдаваться таксистам. Те, с ходу приметив нас бекпекеров, на чистом английском тут же предложили Cario Hotel, стоящий первым в списке Lonely Planet. Мы, разумеется, согласились.
    Более всего, Хама известна своими деревянными колесами – нориями. Они служат для подъема воды. В самой Хаме колеса стоят, но в окрестностях до сих пор используются для орошения (уже выезжая из города, мы видели действующие колеса). Еще этот город примечателен необычайной зеленью. После сирийской пустыни, Хама показалась нам райским садом: по берегам Оронта сплошные заросли, все цветет и зеленеет…
    До поездки в Сирию, где-то я читал, что Хама известна своими патриархальными нравами – до такой степени, что даже самим сирийцам здесь не комфортно. Какое там! Сейчас эта информация сильно устарела, и количество женщин в Хаме без платков, пожалуй, немногим меньше, чем в некоторых христианских кварталах других городов.

    В отеле мы поселились, разумеется, на крыше. Крыши на Востоке – это не только самое дешевое место ночевки, но и своеобразные клубы вольных путешественников со всего мира. Запершись у себя в двух-трех-местном номере, толком не общаешься с другими постояльцами, разве что перекидываешься парой фраз. А крыша – это именно место общения. С нами стояли пара итальянцев и китаец. Перезнакомились, итальянцы принялись мне рисовать в записной книжке схему доставания в Хаме пива и прочих, еще более интересных, напитков. Потом разговорились с китайцем. Общение с ним было еще более актуально в связи с тем, что у нас уже лежали к тому моменту купленные «наугад» случайно пробегавшие билеты Москва-Пекин.

    Кто сказал, что китайцы практически не путешествуют? Наш новый знакомый объехал, кажется, пол-мира, и мог рассказать много интересного про многие страны – начиная от получения визы и заканчивая особенностями автостопа. Ко всему прочему, он оказался мусульманином (это выяснилось, когда мы позвали его пить купленный только что арак).

    Вторая часть отчета c фотографиями на сайте: http://a-modem.livejournal.com/12310.html
     
    Последнее редактирование модератором: 16 ноя 2009
  3. День шестой. Апамея

    Добраться пешком до автовокзала Хамы не составило большого труда: на ресепшене нам написали по-арабски название автостанции, мы просто показывали прохожим эту бумажку – и шли.
    На подходах к Апамее начинают атаковать продавцы античных (скорее всего, поддельных) монет на мотоциклах. Они тусуются на удобной для обзора площадке и в бинокль высматривают потенциальные жертвы, после чего подъезжают и предлагают купить «очень древнюю монету» всего за 1000 местных денег. Первому я предложил 100 местных денег или обмен на советскую мелочь (на всякий случай я взял с собой некоторое количество деньгозаменителей в виде советских копеек и белорусских рублей). Второму и третьему догнавшему нас мотоциклисту был предложен только обмен на советскую мелочь, после чего они в спешке ретировались. Наконец, догнал первый, и сказал, что за 100 местных денег монету не отдаст, а вот за 200, так уж и быть, отдаст. Но я был непреклонен: 100 местных денег или обмен на советскую мелочь. Привезти хорошую копию античной монеты в качестве сувенира можно, но именно по цене копии. В конце концов, мотоциклист согласился на 100 (примерно 60 рублей), и мне в кошелек перекочевала очень похожая на настоящую афинская монетка с головой Афины на одной стороне и изображением совы на другой.
    На самих руинах всевозможных хелперов и торговцев куда меньше, чем на подходах, и они безобиднее: местные мальчишки-пастухи предлагают сфотографироваться с черепахой (1 евро), или почесать брюхо козе (цена неизвестна).

    Но самым обидным было то, что нас еще и обилетили! Центральная часть Апамеи представляет собой фактически одну частично восстановленную двухкилометровую колоннаду. Сама территория никак не огорожена, и мы зашли на нее не по дороге, хотя и слишком близко от нее. Кто же мог предположить, что в начале и конце колоннады теперь стоят билетные кассы? Зайди мы чуть дальше к центру – нас никто бы не заметил. Но мы проходили в опасной близости от дороги, и кассир (видимо, тоже с биноклем) окликнул нас и содрал по 150 местных денег с каждого.
    В остальном, место очень приятное, и даже, как правило, тихое (если мимо не проходит группа европейцев человек в 30 – они тут почему-то либо проходят огромными толпами, либо не встречаются вовсе). Можно валяться в тени древних колонн и наблюдать за ящерицами всех возможных размеров и расцветок – начиная от маленьких геккончиков и заканчивая здоровенными тварями в локоть длиной.
    Палатку поставили прямо на руинах, отойдя с полкилометра от центральной колоннады. Правда, потребовались небольшие подготовительные работы: сплошной слой острых камней и черепков под полом палатки грозил сделать эту ночь незабываемой. Кое-как расчистились и легли спать.

    День седьмой. Крак де Шевалье – Средиземное море

    За этот день нам предстояло успеть многое, поэтому встали до рассвета, с первыми муэдзинами. И это стоило сделать, хотя бы ради такого зрелища. Вокруг – освещенная луной каменистая пустыня. Вдали, в разных концах горизонта, светится несколько минаретов. Поют муэдзины – а над минаретами то здесь, то там, непрерывно вспыхивают зарницы.
    До замка Крак де Шевалье добрались без особых приключений. Сам замок, конечно, подпорчен не слишком удачной реставрацией (много бетона и новодела), но, тем не менее, впечатляет. А вот восстанавливать интерьеры замка крестоносцев, как это сделано, например, в Мальборке в Польше, здесь никто не стал, так что внутри все довольно однообразно и не требует слишком много времени на осмотр.

    Выбраться от замка на трассу оказалось непростым делом: массовый туризм, как известно, портит людей, заставляя относиться к любому иностранцу как к потенциальному ходячему мешку с деньгами. Крак де Шевалье не стал исключением: водители маршруток все поголовно объявляли себя «такси» (даже если были частично загружены!), и предлагали везти до трассы не за 10 местных денег с носа (реальная цена), а за 150-200 за всех. Других машин было мало и они не стопились. Вдобавок еще какие-то местные детишки, заметив нас, сперва начали практиковаться в матерном английском, а потом кидаться с горки мелкими камушками. Когда один из камушков попал мне в ногу, я преподал им урок русского матерного – причем сделал это, видимо, настолько эмоционально, что детишки тут же убежали и дальнейших попыток напакостить не делали. В конце концов, мы поймали какого-то частника за более нормальные деньги, чем хотели водители маршруток – и выехали на трассу.
    На трассе ситуация со стопом тут же нормализовалась, и мы довольно быстро переехали к другому замку крестоносцев – Калаат Маркаб. В этот раз нам повезло: остановился дальнобойщик с задним сиденьем, и мы разместились с полным комфортом.
    Когда доехали, уже вечерело, поэтому мы решили, что сегодня надо купаться в море и отдыхать, благо погода позволяет, а смотреть замок – уже завтра. На небольшом моле встретили рыбака. Пообщались. Выяснилось, что его зовут Махмуд, он держит магазинчик на побережье и может сдать нам комнатку за довольно смешные деньги. Мы согласились – тем более что побережье по большей части застроено, и палатку ставить, по большому счету, негде. Решили немного покупаться и отдохнуть, а потом пойти к Махмуду.
    Море в конце октября было еще теплым, по нашим меркам даже горчим. Но, стоило войти в воду, как наш новый знакомый побежал к нам.

    - Здесь нельзя купаться! Опасно!
    - Что опасного, Махмуд? Здесь замечательно!
    - Нет, очень опасно! Камни, нога может попасть в щель! Купайтесь лучше вот здесь. И вообще не понимаю, как вы можете купаться зимой: сейчас же вода очень холодная.

    Объяснили Махмуду, что мы русские и купаемся в гораздо более холодной воде. А по поводу камней он оказался прав: дно представляло собой плоские каменные плиты, между которыми были щели – как раз достаточной ширины для того, чтобы нога прошла в них – и не вышла обратно. Воспользовавшись его советом, мы сменили дислокацию. В новом месте не было больших плоских камней – зато оказалось огромное количество морских ежей, на которых я тут же и напоролся. Кое-как докупавшись и обсохнув, пошли заселяться.
    В маленькой комнатке с бетонным полом не было абсолютно никакой мебели – но она и не была нужна. Махмуд застелил пол циновками и позвал нас пить чай. Потом были долгие посиделки – в течение всего вечера подъезжали на мотоциклах друзья и братья Махмуда, он нас с ними знакомил, мы рассказывали о России, о путешествиях… Нам тоже рассказали много интересного. Махмуд спросил, проголодались ли мы. Отказываться не стали, тем более что с утра практически ничего не ели. Через некоторое время он привез огромное количество разнообразной еды – хлеб, рис с бобами, оливки, рыбу, какие-то маринованные овощи, похожие на кабачки… Съесть все, разумеется, мы не смогли. После ужина посиделки продолжились. Казалось, спать в эту ночь нам не удастся – но, стоило извиниться и сказать, что нам нужно немного поспать, Махмуд нас тут же отпустил, пожелал спокойной ночи и сказал, что завтра прогуляется с нами до замка.

    Продолжение следует…

    Третья часть отчета c фотографиями на сайте: http://a-modem.livejournal.com/12760.html
     
    Последнее редактирование модератором: 16 ноя 2009
  4. День восьмой. Калаат Маркаб - Маалюля

    Утром Махмуд накормил нас завтраком и отправился с нами к замку. Когда подошли, спросил, запомнили ли мы дорогу, и вернулся в свою деревню, а мы остались.
    Судя по отзывам других путешественников, Калаат Маркаб, в отличие от замка Крак де Шевалье, должен был оказаться практически не тронутым реставрацией. Увы, когда мы туда пришли, ситуация оказалась совершенно другой. Замок не просто отреставрирован, а отреставрирован гораздо хуже и топорнее даже Крака, а следы ведущихся ремонтных работ до сих пор заметны. Строительный мусор, бетон, значительная часть помещений закрыта на реставрацию… И слабо верится, что после окончания всех этих работ замок станет прекраснее.
    На обратном пути немного плутанули – начали спускаться не по той дороге. Впрочем, крюк сделали в итоге небольшой, наверное, около пары километров. Когда Махмуд узнал, что мы уже уезжаем, то напоил нас кофе и пошел на трассу вместе с нами стопить машину. После первой попытки остановить какую-то ближнюю машрутку, мы еще раз объяснили Махмуду, что путешествуем стопом, а маршрутки нам не нужны, потому что, во-первых, они платные, а, во-вторых, далеко все равно не идут. И что сейчас проедет какой-нибудь большой грузовик, и мы уедем на нем сразу почти до Дамаска. Махмуд понял все по-своему: «а, понятно, значит, вам нужен большой автобус?». Последовала еще одна попытка объяснить сущность автостопа. Ничего так и не поняв (точнее, поняв, что мы хотим чего-то странного), Махмуд, наконец с нами попрощался и оставил нас наедине с трассой.

    Первый драйвер ехал недалеко (до Татуса), и по-английски не говорил. Поняв лишь то, что нам не нужен автовокзал Тартуса, он достал телефон, набрал номер, немного поговорил – и передал трубку нам. Оказалось, на том конце провода – русскоговорящий сириец, и ему позвонили, чтобы выяснить, куда нам, собственно, надо. Я рассказал, что путешествуем мы автостопом, и что лучше, что с нами можно сделать – это высадить где-нибудь на трассе до заезда в город. Звал к себе в гости. К сожалению, у нас было мало времени, так что мы поблагодарили его за помощь и отказались. Начался довольно сильный ливень, и только тот факт, что высадили нас под мостом, не дал нам промокнуть до нитки. Следующий драйвер провез совсем немного, и предложил «такси» до автовокзала Тартуса. Мы отказались, настаивать он не стал. Очередной грузовик шел до Хомса – уже что-то. Доехали на нем до прямой трассы на Дамаск. Очередной водитель шел в Дамаск, но неправильно понял, где нас нужно высадить, так что до поворота на Маалюлю мы не доехали километров тридцать. Последние километры до поворота проделали на рейсовом автобусе, о чем ничуть не пожалели: познакомились с профессором, который несколько лет учился, а потом работал в России – было это в семидесятые годы. Много расспрашивал о Москве, сильно ли она изменилась, какие новые станции метро открыли… Мы удивились, как человек, более тридцати лет не бывавший в России, сохранил идеальное знание русского языка (даже говорил он почти без акцента). Оказалось, у него дома много русских книг, и он их постоянно читает.
    Последние километры до Маалюли проехали в маленьком открытом грузовике. Было уже темно, поэтому, дойдя до монастыря, сказали первой встреченной матушке, что мы – путешественники из России, и спросили, можно ли переночевать в монастыре. «Спати?» - спросила она по-русски, и сразу отвела в комнату.
    Но спать мы пока не хотели, поэтому кинули вещи и пошли гулять по окрестностям. Сам монастырь красиво подсвечивается, и, что интересно, даже здоровенные неоновые кресты на куполах не убивают атмосферу древности. Поднявшись к скальной церкви, мы обнаружили в ней большое количество русских икон. Но еще интереснее смотрелись иконы, написанные по всем канонам православия, но с надписями по-арабски (иногда они были продублированы на греческом, иногда нет).
    От монастыря идет узкое карстовое ущелье, которое, по преданию, образовалось, когда гора расступилась, чтобы пропустить Святую Феклу. Ночью, в подсветке, ущелье представляет собой совершенно нереальное зрелище. Когда проходишь по нему, создается полное ощущение, что видишь все это во сне, а не наяву – настолько нереальным кажется то, что видят глаза.

    День девятый. Маалюля – Сейданайя – Дамаск.

    Утро началось с того, что нас заперли. Встали мы до рассвета, чтобы поснимать монастырь и городок в то короткое время, когда подсветку еще не выключили, а предрассветное небо уже не слишком темное – и при попытке выйти, обнаружили, что дверь заперта. Проблуждав по коридорам некоторое время, встретили, видимо, паломницу – которая куда-то позвонила и сказала нам, что скоро нас отопрут. Вскоре это и произошло, но момент оказался упущен: когда мы вышли наружу, уже рассвело и подсветку выключили. Пошли гулять по городу.

    Складывается ощущение, что христианское население Сирии специально подчеркивает свою обособленность: женщину в платке на улице днем – с огнем не сыщешь, даже смотрительницы при церквях ходят, как правило, с модными прическами. На улицах свободно продается пиво. Решили провести эксперимент и выпить его на лавочке перед магазином. Никто на нас даже не оглядывался. В ресторанчиках играет в основном европейская музыка, преимущественно тяжелые вещи типа «Раммштайна».

    От Маалюли двумя попутными грузовиками доехали до другого христианского монастыря – Сейданайя. Впечатляет он несколько меньше из-за большого количества новодела, но все равно красиво.

    Когда-то этот монастырь, очевидно, представлял собой неприступную крепость: стоит он на неприступной скале и окружен высокими мощными стенами.
    Водитель, застопившийся в Сейданайе, мало того что кормил нас фруктами всю дорогу до Дамаска, так еще и выдал денег на маршрутку. Пытались отказаться – какое там! Неужели мы настолько плохо выглядели всего лишь на девятый день поездки?
    Достав подаренную китайцем в Хаме распечатку Lonely Planet, мы начали думать, где бы разместиться в Дамаске. Выяснилось, что большинство дешевых отелей в центре находится фактически на одной улице – но часть из них оказалось занятой под завязку. Толпы бекпекеров, постоянно попадавшиеся на пути, не предвещали ничего хорошего… Правда, вскоре мы все же нашли в одном из отелей свободные места – на крыше. 350 за койку с человека – конечно, дороговато, но другого выхода не было. Еще больший шок вызвал внешний вид этой крыши: абсолютно вся свободная площадь была заставлена кроватями (даже вещи приткнуть некуда), и почти на каждой из них лежал чей-нибудь рюкзак! Воистину, реклама от Lonely Planet не делает отели лучше, а скорее наоборот… Кое-как разместившись, пошли отдыхать, пить чай и курить кальян.


    День десятый. Заключение

    Дамаск, безусловно, заслуживает большего, чем двух дней быстрой пробежки – но времени у нас было, увы, маловато. И прогулка по городу в последний день дала нам только самое общее представление о нем.
    Дамаск – это город широких проспектов и узких извилистых улочек, мечетей – ультрасовременных из стекла и бетона, или же дощатых, с парой проржавевших и хрипящих мегафонов на хлипком подобии минарета, дорогих магазинов и уличных торговцев ширпотребом, древний и современный – надеюсь, мы еще увидимся. До новой встречи, Сирия!


    Часть четвертая - и последняя с фотографиями и каментариями на авторском сайте: http://a-modem.livejournal.com/12921.html
     
    Последнее редактирование модератором: 16 ноя 2009
  5. Респект автору за красивый и полезный рассказ.
     
  6. Не раскрыта тема аренда машины (цена, что предлагают), ПДД, возможность въезда со стороны Турции.
    Модем, есть что рассказать?
     
  7. Насчет аренды машины сказать ничего не могу, мы ездили только стопом и общественным транспортом. Достаточно дешевы такси (если знать реальные цены и расстояния: должно быть не больше 10-12 сирийских фунтов за километр). Если вас много, то можно арендовать пустую маршрутку с водителем - и она пойдет туда, куда требуется.
    Дороги в Сирии прекрасные, а водители по большей части дисциплинированные - во всяком случае, ужасов, которые мне рассказывали, я там не наблюдал. Ездят действительно быстро, но вполне аккуратно.
    Со въездом с турецкой стороны вроде как проблем быть не должно, но лучше, опять же, уточнить у тех, кто туда недавно ездил.
     

Поделиться этой страницей