Underground sunset.

Тихо-тихо, в осеннем утреннем лесу, двое зачем-то плыли через густую пелену тумана. Глаза резали первые лучи солнца отражающиеся от рядов колючей проволоки. Где-то рядом был слышен лай сторожевых собак.
Герметическая дверь с мерзким скрипом карданного вала поддалась. И на секунду мне показалось, что дверь ждала этого момента многие годы. Она с тихим грохотом открылась и из бункера, на меня хлынул поток старого, сопревшего воздуха.
Закрыв за собой гермодверь, рука автоматически потянулась к выключателю. Щелчёк. И в бункере зажглась одна единственная лампочка.
Шуршащая темнота медленно заползла в дальний угол мерзко нашёптывая по дороге, что скоро вернётся. Всё что меня окружало уже давно не видело света. Плесень медленно дожирала город изображённый на пожелтевших картах.
Дизельный генератор который последний раз пробовал топливо 12 лет назад мирно ждал своего часа. А его брат по имени "Аварийный" уже находился в предсмертной агонии.
Солнце всегда являлось символом жизни на земле. Оно давало жизнь нуждающимся и отнимало её у неблаговерных.
Тут, под землёй, то самое Солнце-Ильича, уже доживало последние минуты. Накалённой пружиной освещало необратимый ход событий, ведущий к концу. Оно никак не могло повлиять на энтропию всего вокруг.
Из-за этого напряжение в светоносных проводах скакнуло. И вот вольфрамовая ниточка перегорела. В бункере воцарилась темнота.
И никто, никогда ей уже не помешает.

Он умер. Дигг уже мёртв, а я ещё нет...
 
Сверху