Экспромт.

Убийство в ночной тишине.

Подполковник милиции сидел в старом, обшарпанном кабинете, в котором пахло стопками старых бумаг и пролитым растворимым кофе. Несколько крупных мух лениво летали по комнате, видимо догадываясь, что до них никому нет дела. И точно: в таких маленьких провинциальных городках, как наш Зажопинск жизнь течёт очень медленно и размеренно. Когда сюда приезжаешь в первый раз, кажется, что время надолго остановилось; совсем ничего не хочется делать, и уж тем более работать. Вся эта унылость и серость, скука, такое сильное различие между провинцией и крупным городом ужасно действуют на нервы, навевают тоску. Путешественнику, случайным образом оказавшимся в этом городе, есть две возможности скоротать время: это попить пива в местной пивной и сходить в горсад, где за полтинник можно насладиться прекрасным видом, открывающимся с местного колеса обозрения. Живописные поля и пашни, на которых вдалеке ползали советские ещё комбайны, с высоты казавшиеся муравьями, фруктовые сады и леса, словно сошедшие с картины какого-то художника, река, совершающая большой изгиб прямо перед городскими воротами – всё было видно до мельчайшей детали, совсем как на ладони. Вот в местоположении Зажопинску не откажешь: редко где встретишь такие красивые рощи и леса, а деревеньки, раскиданные тут и там на холмах вдоль реки, словно остались с петровских времён.
Но подполковнику было не до этого. Всё его мужественное лицо, сейчас покрытое морщинами, было напряжено. На столе, покрытом серой скатертью, лежала раскрытая на первой странице газета. Грустный молодой человек лет тридцати стоял на берегу озера. Слева от него располагался старинный монастырь, окружённый ухоженным садиком, своими остроконечными башенками словно тянувшийся к небу. Подполковник несколько раз перечитал статью и отер холодный пот ото лба.
Скоро продолжу.
 
Сверху