Ритмика в безднах земли

Решил я выложить сюда кое-какие фрагменты из своего сборничка с одноименным названием.
Часть строф появлялась на http://www.speleo.ru/phpBB3/viewtopic.php?f=32&t=94 . часть на каких-то иных сайтах, или понемногу рассеяна в моей прозе.
В общем - всё это на любителя и в Никитах всегда хватало авторов стихов и песен посильнее меня.
Начну с посвящений:

ТРИПТИХ ВАДИМУ ПЕВЗНЕРУ:

1. СИНКРЕТИЗМ МЕЖ СВЕТОМ И ТЬМОЙ
НА КОНЧИКЕ СВЕЧНОГО ПЛАМЕНИ
( воспоминания о концерте Димы Певзнера
в Русской Америке – Никиты, февраль 1981 года )


в ночи пещер вне света плекса
как под пятой/опорой зевса
движенья нет
глаз сублимирует пространство
звук отвергает постоянство
и гаснет свет
но темнота была в начале
оставь/забудь свои печали
по суете
далёкий метроном капели
сравним с каченьем колыбели
по чистоте
пойми/проверь под этим сводом
знак не теченья но свободы
уводит в даль
времён живых и мимолетных
куда стремлением ответным
зовёт печаль
не от того что время метит
но потому что пламя светит
на жизнь твою
воспринимаешь камня слёзы
и по двуликой сказке грёзы
как дежавю
прозрачен свет тьма бархатиста
звук осязаем запах мглистен
и воздух тих
и не беда
что мир вторичен
когда ты в нём
и синкретичен
веди мотив –

– твори мотив

ХРАНИ МОТИВ

( 28. 09. 00, Никиты )


2. РАВНОВЕСИЕ МЕЖ ЗВУКОМ И ТИШИНОЙ В СТАРИЦЕ,
КОГДА УГЛИ КОСТРА ЗАТМЕВАЕТ ОСЕННИЙ РАССВЕТ


Магнитофон, костёр, гитара
и опрокинутая тара
из-под вина –
таков пейзаж; на фоне осень,
на стрелках без чего-то восемь
и чья вина,
что дальний голос, как и все мы
по опрокинутой системе
ведёт мотив
с кассетной ленты или старой
судьбой потрёпанной гитары,
коль ветер тих?
… звук растворяется в пространстве
и в синем неба постоянстве
прозрачном вдаль
ведя сентябрьскую осень
куда дороги мы уносим
царит печаль
на небе тёмно-синей гжели
твои вопросы облетели
под листопад
листва дерев уходит в землю
черновикам поленья внемлют
и ты не рад
что на краю тоски-печали
опережая опоздали
твои слова
берёзы цвет смещают в жёлтый
и впредь куда бы ни пошёл ты
желта трава
желта трава
желта трава…

( 10. 10. 1992, Старица )



3. ПОСВЯЩЕНИЕ ДИМЕ ПЕВЗНЕРУ ПОСЛЕ “ЛЁТЧИКА”
И ФОТОГРАФИИ В ГУЛЬБАРИИ В ИЮЛЕ 1980 ГОДА,
ЧТО СТАЛА ОБЛОЖКОЙ ПЕРВОГО ЕГО АЛЬБОМА:

мачеха есть мачеха
пачеха есть пачеха
АЧХ есть АЧХ
фейхуа есть фейхуа
разговоры, разговоры –
Не получишь! ПОШЁЛ
НА
… старом снимке утопическом
Пакетно-баночного пива
Звучит Гульбарий эйфорический
И песни длинного розлива
На фоне нулевой наличности
Мы все ещё как будто рядом
И даже голос твой провидческий
Звучит, не тронутый разладом.
Звучат лишь имена без отчества
И всё что пьётся, то есть льётся
И все в гробу видали почести
И мочевина не сдаётся…
На этом фоне историческом
Мне неудобно про иное
И даже шрам коммунистический
Не финиширует былое
На этом снимке лайфа стории –
Мы все ещё почти как дети
И что становимся исторею –
Не понимаем, будто йети.
Но вымираем, будто мамонты
И как зелёные, как змии,
И будто бабонты и дедонты
Ворчим на времена иные –
А талия играет мышцею
И головной убор редеет
И незаметно для провинции
Периферия богатеет
В центральном парке мочат арию
И мамочки неровно дышат
И автор делает аварию –
И автору никто не пишет…
Он посылает нас по матери
И посылает позывные
И незаметно, как спасатели
Мы переходим в понятые
На этом диске неиздавшемся
Ликуют голоса былого
: Таком свободно-непродавшемся
: Таком не знающем чужого…

( 9.07.08, Москва )
 
Re: ритмика в безднах земли

СТРОФЫ ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ И ПЕРЕМЕНАХ,
СЛУЧИВШИХСЯ ЗА ПОЛОВИНУ ЗВЁЗДНОГО ЦИКЛА
( Серёже Лещине )

“Только, видимо, мы были правы:
Наши песни не пропали зазря…”


Мой собрат – окольцованный словом Малыш!
Что ты слышишь из нашего мира?
Ты, наверно, оттуда уже не следишь
За гармонией Третьего Пирра…
В общем, правильно. Время не стоит того.
Созерцать измененье движенья
Не прикольнее, чем, распахнувши окно
Танцевать на карнизе в сомненьях.
Мой единственный, рухнувший в звёзды, собрат!
Мне рассветов отмерилось больше
Для чего, когда строкам своим я не рад
И писать наше племя всё горше?
Телефонных звонков коматозная трель
На изломе ночных перегонов
Расширяет растущий реестр потерь
И дробит номера телефонов.
Всё в порядке, Малыш. Я почти что живой
Провожая гонцов в твои выси
Безнадёжно пытаюсь остаться собой
На границе навязчивой мысли.
Да, конечно – с тобой мы бывали правы
“Всё не зря” – заклинанье не ново
Обретенья Вселенной не боль и кресты
Но Познания тяжкое слово.
Мой собрат – мой любимый и преданный друг!
Перемены теряют значенье
Если пусто внутри или гулко вокруг
Всем иным отдаю предпочтенье.
Ведь и вправду, Малыш — расширяется мир
Перестуком товарных вагонов
Но остался по-прежнему тёплым Сапфир
Средь отъездов, потерь и погромов.
В Новогоднюю ночь, как в былые года,
Под землёю проходит шарманщик,
И стучит в нашем сердце живая вода
Водокапа Шальной Барабанщик
И Периметр наш – не периметр уж
А почти сердцевина Системы
Где не гаснет огонь неприкаянных душ
И растём так болезненно все мы.
Мы меняемся, но не меняется Круг
За потерей творя сбереженья
Вечных слов, млечных снов – и короткое “друг”
Как и прежде, терзает сомненье.
Нас не так уж и мало – оставшихся тут
Под покровом никитского леса
Умножаются списки любимых подруг
И мужей, почитающих Гессе.
Расширяется в Старице наша Река
И сулит продолженье мэйнстрима
И сулят Пребываний большие срока
Нам вчерашние слуги режима.
Что до Звука – исправно не гнётся Макар
Между прочих эстрадных забвений
Но былые слова обращаются в пар
Среди юных кухонных прозрений.
Мандельштамом в подъезде судьбу отогрей
С Хокусаем задвинь на работу
Ведь в квартирно-подземном Зимовье Зверей
Есть уже долгожданное что-то.
Как и в снеге, что вдоль окон падает вверх
В строфах Макса, Сергея и Рады
И в хранителях истин печальных – из тех
Чьим словам мы с тобой были рады.
< Выплыл Гена; и вновь возвращается Пев
Юлик… Бог с ним! Ведь держится Юра
Жив Володя, в Ватутинки трассу отпев
И фольксдойчеры слушают Тура. >
Штерн с тобою – но ткёт свои строки Лукин
Между чтивом и кайфным приколом
По издательствам рыщут примкнувшие к ним
Мастера, потерявшие Слово.
Я озвучил последние строфы твои
Как сумел. В перекрестьях тропинок
Меж костров и свечей, что в итоге творил
Светотенью упали в суглинок.
Что сказать напоследок? Кричи – не кричи
У жлобов не меняются грёзы
Но роняют по-прежнему в вечной ночи
Водокапы Никит твои слёзы.
Остальное – пожалуй, не важно. Поверь.
Пожелай новых строк, новых строф нам —
— День девятый. Год третий. И месяц апрель.
: Грот Сапфир / Обитаемый Остров /.
 
Re: ритмика в безднах земли

ВИТАЛИКУ МАРЧЕНКО


... И холод, и смерть, и безмолвье вокруг –
Разорванной жизнью кончается круг!
А мне так хотелось увидеть земной
Распахнутый в небо бегущей волной,
Украшенный алым закат – и восход,
И Свету рвануться навстречу, вперёд,—
Увидеть, как Осень на крыльях несут
Последние птицы
В озябшем лесу
Хрустальный ледок разбить,
Холодной воды испить
Короткого ручейка
Знакомого Родника –
Но тьма,
и безмолвье,
и холод
вокруг ——
И прерванной жизнью
Кончается круг...

30. 03. 80, борт самолёта “ТУ-134”, Симферополь – Москва.
 
Re: ритмика в безднах земли

АЛЁШЕ КРУГЛОВУ:


“Огни на дальних перегонах
Кошачьим глазом подмигнут,
Безмолвны спальные вагоны –
И только общие поют...”
/ В. Молодняков /

“Не завидуй другим – тем, кто
дальше поедет в вагоне: всем
нам по одиночке выходить
в этот чёрный туннель...”
/ Ю. Лорес /

мы спускались под землю
на равных общаясь с богами
нас несли поезда
и крестила людская молва
нас косила любовь
и палило доверия пламя
и ступней наших ног
прорастая
касалась трава
от вращенья колёс
цепкий ритм неудавшихся случек
отвратимости нить
за пещерным ночным рубежом
в свете трёх фонарей
под портретами теплились души
рисовали щитом
а стирали наброски мечом
волей роли своей
были брошены мы в безвременье
нам остались легенды
о тех кто сгорел впереди
мы пытались на них
походить
хоть на миг
на мгновенье
и не статься толпой
что стеною была позади
как в нас целились те
что пробились в заветные князи
как нас метили те
что душою не стали светлей
как ломали порой
разрушая вчерашние связи
но во мгле одиночества
мы становились сильней
и склонившись над памятью
тех нелюбимых но зрячих
мы бросали венки
и надеялись вот-вот всплывёт
но всплывало ничто
из оставшихся не настоящих
и его наши парни
с усмешкой пихали нам в рот
до плебейских утех
им патрициям
не было чину
каждый взят на крючок
и с рожденья заглотыш готов
нас учили читать
по слогам
чтоб не дай Бог
не сдвинуть
эту мёртвую кладку
застывших навеки мозгов
нас влекли миражи
нашей веры
и нашей свободы
нас душила тоска
в безнадёжном дыму сигарет
мы не прожили дней
мы вне времени прожили годы
задыхаясь под тяжестью
нами не прожитых лет
мы такое слагали
в токкатном бреду граммофонов
мы такое искали
в крутой непромешанной лжи
– как мы верили в жизнь,
как пели в товарных вагонах!
как искали друг друга
и просто друг друга нашли…
Твой последний мираж
обречённого цвета погоны
и начало
нацеленной в вечность
короткой строки
лишь колёса стучат
перегоны
стучат
перегоны
: Наши души,
Поющие
В общих
Вагонах
Судьбы!

( 17. 11. 87 )
 
СВЕТЕ РУСОВОЙ


Мы были параллельно-рядом
Творя иные времена
Во времени, убитом ядом
Непруху посылая на

Меж силикатским окоёмом
И меж никитским родником
И дальним карстовым разломом
Был наш с тобой Подземный Дом

Друзья, костры и в гроте свечи –
Почти одной судьбы предтечи.
… а алкоголь – что “алкоголь”?
: да то же счастье, та же боль.

( 2008 )
 
LAST BLUES
( Юре Кирину )

Тяжёло в гору ревёт УАЗ
Он шины свои сносил
И пусть тоска обнимает нас
Вдвоём нам достанет сил
Подняться в гору на этот раз
Подняться вверх и на этот раз
: Двуликую я молил

А за спиною – уже внизу
Останется лагерь наш
Где мы живём каждый май в году
И машешь ты мне рукой сейчас –
Внизу оставаясь за всех за нас
Хоть день, хоть два продлевая нас
На Старицком берегу!

Где солнце блестящей гирькой часов
Тянуло за горизонт,
Луна светила сквозь крылья сов
И новый копался вход,
Где впополам, и не впополам
Делились питьё и хлеб
И каждый день завершался там,
Где к нам приходил рассвет
Горел в огне телеграфный столб
И ветер погоду гнал
Что в прошлом мы не творим следов –
Какой-то мудак сказал!
И та земля – всё ж наша земля.
Её у нас не отнять,
Картины, краски и тру-ля-ля
– Как всё теперь описать?
Какой творили волшебный смех
Под утро творя себя —
И дело, выходит, тебе до всех
И дело такое тебе до всех –
Как нам до тебя!

: Течёт ушедшее по усам
И снова идут дожди
И я не верю своим слезам
Прости меня, Господи:
Теперь бы отдал, что угодно, сам –
Теперь бы создал, что угодно сам –
И напридумывал, написал –
Ты только…
Да что уж теперь – ты там,–
: До скорого. Жди.

( 2009 )
 
Последнее почему то ассоциируется у меня с манерой чтения и голосом Ю.Шевчука =)
 
В общем - правильно, это блюз на известный мотив из "Последнего дюйма", Юра его очень здорово пел.
Так что хриплый блюзовый рык.
 
ПОСВЯЩЕНИЕ ПОДЗЕМНОМУ ПРЕБЫВАНИЮ
“WANDERERS” И “UM”

/ совместно с Ю.Д.А. /


Здесь нет ни домов, ни проспектов,
Здесь нет фонарей вдоль дорог –
Ребята, бродяги, поэты,
Покинем родимый порог!

Нас город цепями обвешал,
Работой, кино приковал –
Мои дорогие повесы,
Расчистим душевный завал!

И взяв рюкзаки и гитары,
Рискуя не встретить уют –
Уйдём же в подземные залы,
Чтоб душу очистить от пут!

Здесь дружбу познаем и братство
И таинство собственных сил,
Но чтобы до дружбы добраться –
Уйдём из уютных могил!

И вот в разукрашенных касках,
Оставив дома за спиной –
Уходим в подземную сказку,
В подземную быль, как домой:

Где тяжёлый свод над головой
Угрожает наломать дрова –
И под этим сводом не впервой
Слушать нам разумные слова

О том, что там — у выхода – светлей,
О том, что лес за речкой голубой...
Но нам дороже общества людей
Вот эти сотни тысяч тонн над головой!!!

( январь 1979 )
 
ПОСВЯЩЕНИЕ СЛЁТУ
ПАМЯТИ ВИКТОРА ШАГАЛА

/ совместно с ЮДА /

Право, каждый здесь не случаен –
Раз судьба собрала нас вместе.
Для друзей, это точно знаю,
Слёзы горькие в этом месте.
Вновь давящей лавиной хлынет
Глина – чёрная здесь такая...
Кто-то помнит его и ныне,
Даже вовсе его не зная.
А он был – ну совсем такой же,
Как сегодняшние ребята...
Помнить миг,
что не стало больше –
Это наша простая плата.
Всё, как раньше:
Черна та глина...
Речка та же,
И те же скалы –

но
как рана в земле
могила
спелеолога
В. Шагала.

( 1986 )
 
ПРЕБЫВАНИЕ В ДЕВЯТКЕ

Прикоснуться к земле, и набраться бы сил,
И усталость на радость прихода сменить –
Я прикован к земле, но к земле – изнутри.
Я закован в броню: в латы камня мои...


... прикоснусь губами
к каменной ладошке
стрелочкой-часами
на моей дорожке
сталактита пальчик
катится клубочком
электронный зайчик
золотою точкой
обернётся время и
на моём пути
сеет в землю семечки-
слёзы сталактит.
( 1985 )
 
НА ВСКРЫТИЕ ВХОДА “МЖД8М”


Темница рухнет – и свобода
нас примет радостно у входа....



Удар, удар – крошится камень,
Как брызги звёзд,
осколки кремня
Скребут по каске –
а в завале
Часы отсчитывают нервы.

Удар, удар – во тьме прохода
Мы будем квиты с этой сыпью,
Когда из новой пасти входа
Глоток
живого света выпьем.

Ещё удар – и боги сами
Для пересиливших Природу
Оскал коричневого свода
Закрасят
синими
тонами!..
( 8. 03. 80 )
 
По-моему неплохо, местами даже очень неплохо.

Единственное, иногда текст гипнотизирует, и читаешь уже потеряв смысл, как мантру, а когда дочитываешь, понимаешь, что ничего не понял%-)
 
А это вообще свойство Поэзии.
Вот ещё немного гипноза - потом буду выкладывать, что полегше:


НИКИТСКИЕ ХОККУ и РЭНКУ:

Сеет с кончика пальца
Земля натёчное семя –
А прорастает — чудо…

… валяться в спальнике в гроте
– сигарета, плэер –
и не смотреть на часы

Не мигая смотреть
Как радужный шар свечи
Обступают тёмные стены

– Кофе глоток; сигарета. И снова кофе глоток.
: Так всеобъемлюща тишь этого утра в пещере —
– Как тьма за порогом грота.

Полоска плекса в руке
Пляшут вокруг светотени
Треск — костерок в ладошке

Странное чувство тревоги
Всех охватило в гроте –
: кто-то вошёл в пещеру.
Или все ждут,
что войдёт.

В ожидании ушедшего за водой
Слышно, как падают капли
где-то в соседней пещере.
( 2000 )
 
ПОСВЯЩЕНИЕ ВОДОКАПУ СУМАСШЕДШИЙ БАРАБАНЩИК

( из перекличек с Игорем Салчаком и Рашпилем )


Жёлтой капелькой
капнул свет
Из уставшего фонаря
Это милость пещеры ко мне
Эту малость судьбы даря
Прокатилось клубочком пятнышко –
— лучик Света нитью во тьме,—
Словно маленький
Мальчик-с-Пальчик
Я ИДУ ПО ЧУЖОЙ ДУШЕ –
Где орехов извилин ходы,
И звучащий в ночи барабан –
В барабан барабанят кроты,
Светлячков созывая на бал –
Сердца стук, звон монет, гром копыт
И орган, и волшебный хорал,—
Словно детской рукою забыт
На площадке, где я играл...
От воды – и от плекса – зайчик
Проскользил по влажной стене:
Кажет вниз сталактита пальчик,
Прижимая меня к земле –
Где не спят семь цветных королей
И английская юная леди
И божок хромоногих кровей
И душа малахитовой меди
В малом гротике свечку-ставенку
Не спеши затворить за собой
Этот свет, как цветочек аленький
Сотворили мы здесь с тобой
: Этот свет – маячок-огонёк
Жёлтой пыли подземных небес,—
Но из тьмы мне летит: “дурачок...” –
И ПОМОЧЬ НАМ НЕ В СИЛАХ ГЕРМЕС
... Может быть
средь натёков каменных
В той, навечно иной, Земле
Нам светило иное зарево,
Освещая тропу к себе —
— Только где этот сказочный мир,
Не увидеть во тьме, не понять:
В глубине наших чёрных дыр
Безнадёжно себя искать ——
: Только лишь, что осталось – светить
Отражая тепло рукой
: Только лишь, что осталось – жить
Занимая камней покой
Только лишь, что осталось – петь
Продолжая тоски обман
Да из тьмы в тишине смотреть
НЕСКОНЧАЕМЫЙ БАРАБАН
( 1985 )
 
НИКИТСКИЙ СТИЛИБР,
посвящённый незаслуженно забытому
японскому средневековому поэту Шизё,
дух которого периодически вламывается
в европейскую литературную традицию,
вынося святых из избы:


земную жизнь пройдя до половины
я как-то оказался под землёй
и шествуя по коридорам длинным
две тени видел я перед собой
я думал – Дант, и друг его Вергилий
поводырями шествуют во тьме
но разрушая рифмы перспективу
( скользящую вне каменных узоров
вне вечности мгновенья, бездны точки
по прихоти случайным резонансам )
Сайгё с Басё меня сопровождали
иль может быть Ли Бо или Ду Фу
разрезом глаз
не измеряют Время
но постигают глубиной печали
и тонкостью самосредоточенья
– Увы, Вергилий!
– И увы, мой Дант!
Вербальный проводник
В Подземном Мире
Подобен костромскому мещанину
С холста Иеронима Босха.
– Прощай, Вергилий!
– И прощай же, Дант!
: Неблагодарный, блудный, вещий Кафка
На свет по бесконечным коридорам
Я ухожу с Сайгё.
Лечу – с Басё…

: Чтоб оценить всю прелесть
Длинной фразы, короткое
Трёхстишие составь.

( 1997 )
 
СТИХ О ПРИРОДЕ СТРЁМА И ШУХЕРА ПОД ЗЕМЛЁЙ:


Природа шухера — необъяснима.
Был случай: трое крепких мужиков
Зашхерились, почуяв странный зов –
И чайница прекрасная
с бухлом
Промчалась мимо…

( 1991 )
 
( из перекличек с Игорем Салчаком и Рашпилем )
...........
СОМ - респект и уважение! Вы не задумывались о том, сколько человек на форуме могут знать кто такой Игорь Салчак?
 
Дополнение к стиху о природе стрёма и шухера под землей:

"...И чайница прекрасная
с бухлом..."


"Прекрасная чайница" - это МИФ, бытующий в спелекультуре на ряду с Мифами о Двуликой и Белом, поскольку:
если Она - спелек, то не чайница,
если - чайница, то не прекрасная,
если - прекрасная, то без бухла,
если - с бухлом, то не в этой Системе,
если - в этой, то не в твоем гроте,
если - в твоем, то не в твоем спальнике,
если - в твоем спальнике, то спит,
если - не спит, то ВСЕ РАВНО УЛОМАТЬ НЕ ПОЛУЧИТСЯ...
 
( из перекличек с Игорем Салчаком и Рашпилем )
...........
СОМ - респект и уважение! Вы не задумывались о том, сколько человек на форуме могут знать кто такой Игорь Салчак?
На форуме не знаю, но в Никитском Кругу знают все - а что?
Могу переслать или выложить здесь его подземные стихи, а ещё у меня есть 2,5 часа его никитского концерта, это в 1982 году было мной записано, в гроте Девятка.
До того, как он "завязал" со Словом и обратился к живописи и резьбе.
 
Сверху