"Гипсовые гайки"

"Гипсовые гайки"
Потроллю ещё РГО, пока настроение есть:

Как то давным-давно, когда я уже был ненастоящим членом ГО СССР, (профессор Бухарицин продал мне недействующий билет), я отправился в очередной поход (экспедицию по РГОвски) в пещеру Студенческая. Головачёв, как всегда, собирал образцы своих вымыслов, записывал их в блокнотик и никогда не затыкался. На любой вопрос у него был ответ! Он же учОный.

И тут мы нашли в Озере Баскунчак, со стороны балки «Пещерная», она же «Студенческая», прямо в рапе, поверх солевой корочки, занятные кристаллы шестиугольной формы, и коврики странной чешуйчатой формы, явно из гипса, но гораздо охрее. Краснее. Именно минералловедом - коллекционером считает себя Илья. В его доме такое количество камней, что можно насыпать, например, красивую кучку в кучку. Вполне.

А я то, лошара необученная ничего не знал, но знать хотел.
— Что это? — спросил глупый я.
— Гипс — минерал из класса сульфатов, по составу гидрат сульфата кальция (CaSO4·2H2O). Волокнистая разновидность гипса называется селенитом, а зернистая — алебастром. (Цитату я взял из «Вики», но тип и тон повествования будущего доцента был именно такой: - чётко заученные академические цитаты из пыльных книжек.

Да что это гипс я и сам понимаю, я же строитель, в отличие от учёного, но я спросил, как образовались такие чистые кристаллические формы в натрийхлорной рапе, да ещё и вдали от пещер? Нигде вокруг никакого иного гипса не было. Они же не с неба упали, или кто-то их сюда принёс и рассыпал… Илья, многозначительно почесал затылок, огляделся, нет ли кого, кто подбрасывает кристаллы, посмотрел на седое, испепеляющее небо, и так же по-учёному ответил:
— Да хер его знает.
На этом обсуждение кристаллов закончилось, но не моё любопытство.

* * *
В некоторых местах, прямо в рапе озера можно найти такие «гипсовые гайки» – монокристаллы гипса, явно кристаллизовавшиеся из раствора. Очевидно, что они немного оплыли, края округлились, а это значит, нашёл я их в том состоянии, когда содержание гипса в воде не максимальное и кристаллы частично растворились снова. То есть не в момент интенсивного роста, а наоборот, в момент деградации.

Хорошо видна слойность кристаллов, так как росли они не плашмя на дне, а часто и вертикально или наклонно, и мутные слои говорят о том, что кристаллы росли неоднородно в воде, то есть условия роста менялись, менялась вода, её насыщенность, её запылённость, скорость течения и прочее. На некоторых кристаллах видно до десятков слоёв! А значит, условия в рапе постоянно меняются.

Это значит, что вода поставляющая гипс в рапу озера не является каким-то устоявшимся раствором, а постоянно меняет свой состав. И вся та работа по сбору образцов воды, которую Головачёв имитировал 20 лет подряд — не имеет смысла. Её состав может смениться за несколько часов — например, после обильного дождя в степи.

Гипс, как и все кристаллы, формируются из растворов или газов (газовая версия тут не подходит), значит классическая - камни выросли в растворе, в рапе, и выросли прямо в этом месте. Если бы они выросли, например, в пещере, то при транспортировке таких крупных, но весьма непрочных кристаллов большая часть их была бы в виде осколков, а течение должно было быть весьма сильным.

В многокомпонентном растворе первыми выпадают в осадок именно кристаллы тех веществ, концентрация которых в данном растворе предельна. В рапе Баскунчака содержатся десятки солей разных растворимостей, и поэтому в некоторых местах можно встретить необычные кристаллы среди обычной соли.

Тут пусть химики пишут. А я спелеолог и обратил внимание на то, что такие «гайки» есть не по всему полю рапы, а лишь в нескольких, конкретных местах! Причём довольно локальных. К тому же год о году, концентрация кристаллов разная. И что самое интересное, таких кристаллов нет в пещерах! А казалось бы, именно в пещерах они и должны формироваться, как в устоявшейся, неподвижной (идеальной для кристаллизации) среде.

А дело в том, что в пещерах вода ещё не стала пресыщенным раствором гипса! Потому что пещеры на Баскунчаке постоянно пропускают через себя некоторое количество пресной, (поверхностной) воды и опресняются. Ни в одной пещере Баскунчака нет подземных озёр с постоянно стоящей водой с предельной концентрацией гипсов. Все озёра почти пресные, и поэтому дно их устлано не снегом или иглами из гипса, а банальной грязью. Озёра в пещерах проточны.

А вот выйдя на поверхность, где резко меняется температура и остаток воды, как растворителя, улетучивается, такие кристаллы начинают осаждаться прямо в рапе. А учитывая температуру рапы летом, под 50С, мы понимаем, что это чуть ли не лучшие условия для роста гипсов.

А значит, что по наличию гипсовых кристаллов в рапе можно увидеть места повышенной концентрации вынесенного раствором и позднее осаждённого уже на дневной поверхности гипса. Эти кристаллы показывают места выноса загипсованной воды, то есть воды из пещер. Так и есть. Кристаллы часто встречаются в балках северного поля озера, но их нет на южном. Есть места образования кубических кристаллов соли с железом, но они мелкие и фоток нет, и выносят другой минерал.

Зато именно такие «гайки из гипса» характерны для конкретного места, а именно выхода «Студенческой балки» в озеро, где смешивается рапа озера и Студенческой балки. Эти кристаллы, есть не что иное, как вынос тела пещеры «Студенческая», карстование и перенос растворов на поверхность в естественную низину, озеро Баскунчак. Если бы вода из пещеры попадала в речку, то гипсы уносились бы прочь, но тут материи деваться некуда, её концентрация в рапе увеличивается, и они естественно оседают. Отсюда может возникнуть вопрос: а не является ли всё гипсовое поле Баскунчака, все его запасы «Кнауфа» уже переотложенным гипсом? Это вопрос, к палеонтологам-химикам, если такие существуют.

Мало того, если провести эксперимент и пометить гипс (точнее воду), например красителями, или радиоизотопами, то по свечению кристаллов можно будет даже отследить путь той самой воды, взявшей в себя гипс и перенёсший его в озеро. То есть можно определить трассу водосбора и её начало. Если к этому добавить и метод анализа плотностей и проводимостей электролитов в карстовых водах, то можно будет практически полностью симулировать водную систему Баскунчака. Об этом я писал ранее, но не публиковал ещё, поэтому увидите позже
;)

Причём все оборудование можно было бы спроектировать на базе нашего «технопарка», если бы это было настоящее заведение. Теоретически, любителям «ардуино» можно напрячься, но вложения потребуются. Да кто это будет делать? РГО?! да у них нет ни мозгов, ни мотивации. Я?! У меня нет денег, их украли Бухарицин с Головачевым и продолжают воровать. А жаль.
 

Вложения

Сверху