Сьяны очередной концерт от команды "Навигаторы" 2015 (14 февраля)

Тема в разделе "Журнал", создана пользователем Jackie, 3 фев 2015.

  1. Как водится приглашаем друзей, знакомых и прочих адекватных подземщиков на концерт.
    Пройдёт в Поросятах в "дискотечном" зале. 14 февраля 2015 года, начать планируем 22:00 (точнее отпишемся в Журнале на входе).
    Тихо, по семейному, без фанатизма. Минимальный фейс-контроль на загруженность зала и адекватность - в наличии.
    Всех любителей этого дела приглашаем, "этого дела" брать не более бутылки на нос.
    (желающие помочь украсить, донести, настроить, прконтролировать - в личку)

    В концерте принимать участие будет камрад Есаул (отдельный респект за помощь и традиционное учтастие), так что будет ещё и красиво и весело.

    Что поём:
    в первом отделении: как обычно старые\добрые и несовсем старые подземные песни и весёлые переделки Есаула
    во втором отделении: любимые, старые неподземные хиты
    если доживём до третьего отделения: как душа развернётся (заказ песенвозможен только в третьем отделении)

    Напоминаем что гости пришедшие на прошлые концерты с "пенками" и "пенопопами" ушли более здоровые и более довольные.



    До скорой встречи под землёй.

    Немного о предыдущих:
    http://caves.ru/threads/45730-Концерт-Навигаторов-2012?highlight=концерт
    http://caves.ru/threads/33765-внеочередной-концерт-от-Навигаторов-(17-10-2009)?highlight=концерт

    p.s. да в день всех влюблённых ... да мы себя и вас так же любим...
     
  2. Привет!

    Освежаем в памяти тексты:

    :)

    ***
    Плексы у входа коптят, волок стоит над дырой.
    В волоке плохо, там яд, хочется очень домой.
    Выход куда-то исчез, в противогазе ползу,
    Волок залез под комбез, тихо вгоняет в слезу.

    В жизни я все перенес после стоянки в Любви
    Дяденька спичку поднес, тихо промолвил: "Живи…"
    Знать бы, какой паразит взял, изобрел шашку "Марс"…
    Хлюпают локти в грязи, хрюкает противогаз.

    Хрюкнул последний разок, больше дышать в нем нельзя.
    В горле встал едкий комок, в кучку собрались глаза.
    Вот и закончен мой путь, пулей на выход взлетел.
    Воздух приятно вдохнуть, боже, как я поседел!

    Мне никогда не забыть тот знаменательный день.
    Был человеком тогда, стал я похожим на тень.
    Волоки снятся во сне, носом в подушку дышу…
    Эх, в Силикаты бы мне - всех затравлю, задушу!

    ***
    Всем под землей нам остаться, увы, суждено.
    Кончились спички, и плекса уж нету давно.
    И отпускать нас с тобою не хочет дыра.
    Вот и налобник погас, нам остаться пора

    Милая моя, под какой плитою
    Парни КСС нас найдут с тобою?

    Крысы задвигались в кладке, видать, не к добру.
    Черт нас попутал заброситься в эту дыру.
    Тут потихонечку плиты начнут оседать.
    Чувствую солнца мне больше уже не видать.

    Милая моя, под какой плитою
    Парни КСС нас найдут с тобою?

    Не утешайте меня, мне слова не нужны.
    И для нее они тоже не так уж важны.
    Вдруг там сквозь кладку заметишь кусочек огня,
    То спасотряд, понимаете, ищет меня.

    Милая моя, больше не вернется
    Милая моя в штреке остается.

    Милая моя, больше не вернется
    Милая моя в кладке задохнется.

    ***
    Отгремели кружки нашего костра,
    Звонкие отцокали копыта,
    Выступом пробита фляжка Шмордюка,
    Маркитанка юная пропита.

    Нас осталось мало - я да Антимоль,
    Нас немного и вина немного,
    Живы мы покуда - пьем аэрозоль,
    А подохнем - райская дорога.

    Руки на обвязке, голова в каске,
    А рапель уже взлетела вроде.
    Для чего мы тащим трансы в темноте?
    Наши трупы не нужны породе.

    А в системе тихо капает вода,
    Сталактиты с потолка свисают.
    Все бы ничего, да только вот беда:
    Маркитанки юной не хватает.

    Спите себе, братцы, все вернется вновь,
    Все должно в Системе повториться:
    И "Кавказ" из фляжки, и "Медвежья кровь".
    Времени не будет похмелиться.

    ***
    Все Силикаты да Силикаты,
    Послать бы их по адресу,
    На этом месте скурили карту,
    Идем вперед по абрису?.
    На этом месте скурили карту,
    Ползем вперед по абрису.

    А где-то бабы живут на свете,
    Друзья сидят за водкою,
    Владеют камни, владеют крепи
    Моей хмельной походкою.
    Владеют плиты, владеют штреки
    Моей хмельной походкою.

    В Центральный штрек я наутро выйду,
    А скоро свет мой кончится,
    Но подавать я не должен виду
    Что вылезать не хочется.
    Но подавать я не должен виду
    Что помирать не хочется.

    И если есть там с тобою кто-то -
    Не надо долго мучиться.
    Люблю тебя я до поворота.
    А дальше - как получиться.
    Люблю тебя я до шкуродера.
    А дальше – с кем получиться.

    Все Силикаты да Силикаты,
    Послать бы их по адресу,
    На это место давно нет карты,
    Идем вперед по абрису.
    На это место давно нет карты,
    Ползем вперед по абрису.

    ***
    Ничего на свете лучше нету,
    Чем бродить в Системе, да без света.
    Водку жрать с летучими мышами,
    Разгребать завалы лишь ножами.

    Наш ковер - кусок измятой пены,
    Штреки, ракоходы - наши стены,
    Наша крыша едет год от года,
    Все равно в Крезе полно народа.

    Мы свою Систему не забудем,
    Смех и радость здесь себе добудем.
    Нам в домах квартир уютных стены
    Не заменят никогда Системы.

    Ну а если вдруг ты не вернешься,
    В Силикатах где-то навернешься,
    Над твоей плитой мы дружно охнем,
    Не горюй ведь все мы здесь подохнем.

    ***
    Под звуки медленно сгорающего плекса
    Чичака с примусом вступает в область секса,
    А на столе: хлеб, колбаса, пол-банки “Экстры”
    И сталактитовый мерцает водокап.
    Звенит интимная капель, вздыхая сладко,
    Лежат попарно, параллельно и внакладку,
    Гремит разрушенная чьим-то телом кладка,
    А на полу следы “вибрам” и прочий хлам…

    А наверху, под сенью девственного леса,
    Сэр Мальцев действует, как двигатель прогресса,
    Забывший начисто и вкус, и запах плекса,
    Чичакам новые комбезы выдает…
    Их зубы клацают…В расчерченной на клетки,
    Сэр Мальцев, в ведомости делает отметки,
    И Командор своей классической расцветки
    Весьма циничные советы подает.

    Плита любая, даже там, где ходят группы
    Сулит спасаловку и свеженькие трупы,
    Попытки выбраться по меньшей мере глупы,
    Ведь под землей, где свет у нас и крик
    Распространяются, как в бане водолазы,
    И, как содружество кайла с хрустальной вазой,
    И от Централа до “МИФИ” и “Унитаза,
    Любая сплетня пулей долетит.

    ***
    Ищут геологи, ищут туристы,
    Все спелеологи и альпинисты,
    Ищут давно, но не могут найти
    Парня какого-то лет двадцати.

    Среднего роста, без нижней обвязки,
    Ходит он в белом комбезе и каске.
    Тонкий репшнур на груди у него,
    Больше не знают о нем ничего.

    Кто он, откуда и что он за птица,
    Парень, который пещер не боится,
    В чем отличился и в чем виноват?
    Вот что в народе о нем говорят:

    Спелеогруппа на штурм снарядилась,
    Быстро навесилась, лихо спустилась,
    Парень, который пещер не боялся
    В этой дыре в тот момент оказался.

    Он без налобника видит сквозь тьму,
    Лагерь подземный открылся ему.
    Храп богатырский колышет палатки,
    Белый подумал: "Попались ребятки!"

    Быстро он в лагере шухер навел,
    Все камеральные карты подмел,
    Съел колбасу, перепутал рапель,
    Спрятал налобники в узкую щель.

    Лагерь наутро ревел и стонал,
    Белый тихонько в камине ворчал:
    "Больно мне ваши железки нужны,
    Просто дежурные спать не должны..."

    В принципе группа к штурму готова,
    С картой сверяется снова и снова.
    Белый тогда наступил на карниз
    И без страховки спускается вниз.

    Первый колодец, четвертый и пятый
    Вот и последний водою объятый,
    Белый тогда карабин отстегнул,
    Каску - под мышку, и в бездну шагнул.

    Вот опускается первый из группы:
    "Я не пойму, я больной или глупый,
    Вроде под землю я первый спускался,
    Чей же на дне карабин оказался?"

    Дальше шел узкий извилистый ход,
    Группа его с топосъемкой берет,
    Лепит пикеты, то в глину, то в грязь.
    Белый стоял за колонной, смеясь:

    "Кто же так делает, сукины дети,
    Вам же за это придется ответить!"
    Быстро по ходу пикеты собрал,
    Тут абрисовщик вовсю заорал:

    "Эй! Впереди!!! Вы там что, офигели?
    Где все пикеты, вы что их, поели?
    Первый и пятый, и этот и этот?
    Были пикеты и нету пикетов..."

    Первый в испуге садится на камень:
    "Я же их ставил своими руками,
    Видеть - не видел, и слышать - не слышал,
    Может их съели летучие мыши???"

    В общем, оставив их там разбираться,
    Белый решил на поверхность подняться,
    А заодно, на обратном пути,
    Шнур телефонный с собой унести.

    Шаг, остановка, другой, остановка…
    Без самохватов поднялся он ловко,
    Травку земную с улыбкой обнял
    И за собой все веревки поднял...

    Ясно, что группа назад не пришла,
    Дней через шесть КСС их нашла.
    Все, как один, уверяли в тот раз:
    "Белый повсюду преследовал нас!"

    Бросьте, ребята, и в сказки не верьте,
    А перед штурмом еще раз проверьте
    Ваши веревки и ваши железки,
    Белый не любит неверной навески.

    Будьте в пещере всегда аккуратны,
    Помните вы о дороге обратной,
    Знай спелеолог, всегда и везде,
    Смелого Белый не бросит в беде!

    Что бы в Системе с тобой не случилось:
    Свет ли погас, иль плита опустилась -
    Знай, спелеолог, что Белый, твой брат,
    В этом нисколечко не виноват.

    ***
    Раз стать я спелеологом решил,
    Но не подумал, видно, поспешил…
    Рассказов понаслушался я их,
    Теперь ищите дураков других!

    Про Белого шептали мне друзья,
    И, как ребенок, в сказку верил я.
    Кричал: «Меня возьмите, мужики,
    Я потащу все ваши рюкзаки!..»

    Ну, ладно, как-то их уговорил,
    И рюкзаки все ихние тащил,
    Рубил дрова, налаживал костер,
    И так устал – чуть было не помёр…

    Наутро надо в щель нам было лезть,
    А для чего, зачем и что, бог весть?
    Старшой мне их инструкцию прочел,
    И я ее прослушав, все учел.

    Сказали мне, не отставай от нас,
    А то ты опосля получишь в глаз,
    Не будем, мол, возится мы с тобой,
    Случай чего, ого! и песни пой!

    Сказали, это простенький маршрут,
    Сказали, впереди нас лавры ждут,
    Мне дали грязный, штопанный комбез,
    И я перекрестился и полез.

    Свисают тут сосульки с потолка,
    Скользит по камню грязная рука,
    Мне показалось, будто отстаю,
    Ищи потом компанию свою.

    Пленяла неразгаданная цель,
    Стесняла очень узенькая щель,
    Попала в грязно-жидкое нога,
    Погас фонарь, не видно не фига!

    Подумал я, кому охота в глаз
    И шагу в темноте прибавил враз,
    Направо повернул, пошел вперед,
    Ну кто же там в потемках разберет?

    Вдруг вижу: кто-то в белом весь идет,
    И плекс он, как свечу, в руке несет,
    Решил я, - это Беленький за мной,
    И стал прощаться с мамою родной.

    Но тут решил в последний самый миг:
    Живым тебе не сдамся я, старик!
    Нащупал камень грязною рукой -
    На, получи по морде, дорогой!!!

    А он по-человечьи завопил
    И тем же камнем в нос мне засадил.
    Теперь мой нос лиловый и большой
    А белым оказался… наш старшой…

    Потом ногами били все меня,
    Но это ведь по дружбе, думал я.
    И я их абсолютно не виню,
    Что стал похожим малость на свинью!

    До верха на руках меня несли,
    Спасибо вам, ребята, что спасли!
    Старшой с фингалом милый и родной
    Совсем не разговаривал со мной…

    А в городе старшой все говорил,
    Что это его Белый замочил,
    Что Белый меня насмерть убивал,
    А он самоотверженно спасал.

    Так стал я спелеологом друзья,
    И всем теперь нахваливаю я:
    Что нету спорта лучше и мудрей,
    Чем тот, что звать спелеологией.
     
  3. И:

    ***
    Лёгкие в саже,
    Кровь на лице,
    Врач расскажет
    О скором конце,
    А всё оттого, что мы
    Любили ходить в Съяны
    И жрать водку безбожно…

    Грот прекрасный,
    Построенный мной,
    Уж год как засран
    Какой-то шпаной…
    Твой взгляд похож на мой,
    В нём нет ничего, кроме зла
    От отсутствия пива…

    Дым подземный, кто-то зажат
    Волоком, выйдет вряд ли,
    Мёртвые крысы на кладке лежат,
    А, в общем-то, всё в порядке,
    Даже чья-нибудь смерть
    Его вряд ли нарушит…

    Ты умна, а я просто так.
    Пусть он муж, но всё же простак!
    Если очень нам повезёт,
    Кто-нибудь сюда приползёт,
    И продолжится пьянка.

    А покуда, милая, ляг и всё…
    Формы пусть воспевает Басё,
    А портреты пусть пишет Рембрандт,
    А у нас есть к другому талант,
    Мы обычные люди…

    Дым подземный, кто-то зажат
    Волоком, выйдет вряд ли,
    Мёртвые крысы на кладке лежат,
    А, в общем-то, всё в порядке,
    Даже чья-нибудь смерть
    Его вряд ли нарушит…

    ***
    На последней электричке
    С Павелецкого вокзала
    В подмосковные пещеры
    Под названием Съяны
    Мы поедем, мы помчимся,
    Разопьём бутылку водки,
    Контролёр билеты спросит,
    Скажет Марвин: «Уй на ны!»

    Уйнаны! Уй! Наны-наны!
    Уйнаны! Мы едем в Съяны!
    Уйнаны! Мы очень пьяны!
    Светит на небе луна…
    Есаул! Есаул! Что ж ты бросил Клыка?
    Пристрелить не поднялась рука?
    -Не поднялась нога на клыковы бока,
    Может быть, я свалял дурака!

    Шкурой, штреком, раком
    Некий Ветер пролетел…
    Шкуру, в штреке раком,
    Я давно его хотел!

    А ты меня любимая женитьбой не стращай:
    Я люблю тебя до поворота – и прощай!

    Уйнаны! Уй! Наны-наны!
    Уйнаны! Мы едем в Съяны!
    Уйнаны! Мы очень пьяны!
    Светит на небе луна…

    Отчего в реке Пахра
    Нету аллигаторов?
    Скинули б туда Хохла
    И всех навигаторов!
    Аристарху без лица
    Жить давно наскучило,
    Дайте Ваню же, Мальца,
    Сделаем вам чучело!

    А у Кошкиного лаза
    Раздавили литр сразу!
    Что за жуткая зараза,
    За сивуха, за фигня?!
    Доставай ещё бутылку!
    Пусть башка не влазит в дырку,
    Как ушами ты не тыркай,
    Лбом не бейся по камням…

    Уйнаны! Уй! Нах… устали…
    Наконец мы на журнале,
    В ближней близи, в дальней дали…
    Кто на выброс, кто в заброс.
    Чрева мучает икота,
    Хоть до Севооборота
    Нам дойти, там точно кто-то,
    Но нальют ль, ещё вопрос.

    Слышу голос из тринадцатого штрека,
    Голос жуткий из кромешной темноты,
    Крик ужасный, это зов не человека,
    Не ходи на этот зов, погибнешь ты…

    Ужасный штрек, о, братцы
    Под номером тринадцать,
    Не дай бог оказаться
    Под сводами его!
    Там куча кучи круче,
    И средь бумажной бучи
    Ручей течёт вонючий,
    И больше – ничего!

    И всё же варится суп,
    И наливается спирт,
    Пусть кто-то точит зуб,
    А кто-то в кладке спит…
    Гульба раздольная, глаза похмельные!
    Ах, дни мои вы, подземельные!!!

    ***
    По штрекам, вопя и рыдая,
    На найденной в кладке свече,
    Чичака, дыру проклиная,
    Тащился с трансом на плече.

    В потрепанном грязном комбезе
    Он шел в тишине наугад:
    То в шкурник какой-нибудь влезет,
    То выползет под камнепад.

    Несчастный отбился от группы
    И брел день незнамо какой,
    Повсюду мерещились трупы
    И бабушка с острой косой.

    Ах, как же хотел он покушать,
    Но в трансе - шаром покати!
    Вот если бы маму послушал,
    Шмат сала б сховал на груди.

    Чичака пришел к водокапу,
    Навстречу летучая мышь!
    Ему протянула вдруг лапу,
    Сказав: «Реасе forever! Малыш!»

    Чичака от страха подпрыгнул,
    Макушкой пробив потолок,
    В том месте, где сдерживал плиты
    Едва различимый замок.

    Бу-бум! – прокатилось в породе,
    Плита опускалась: Ба-бах!
    Он станет легендой в народе,
    Известной всем как Аристарх.

    ***
    Сколько раз давал я слово
    Не ходить в Съяны, но снова
    Как собран мой рюкзак,
    Не знаю сам!
    Откровенно вам признаюсь,
    Для чего в дыру спускаюсь
    В мрак, в холод, как дурак,
    Не знаю сам!

    Вот – Севооборот,
    Вот и поворот
    От централа в грот…
    Кто-то там орёт:
    «Эва! Кто идёт?»
    Ты не разберёшь,
    Пока мне не нальёшь!
    Пока мне не нальёшь!

    Говорят, здесь люди – злюки,
    Крысы с лошадь, черти, глюки…
    Есть! Коль не дать им съесть
    Что-нибудь!
    Ах, не верьте в небылицы,
    Выезжайте из столицы,
    Пусть добрым будет путь,
    Как-нибудь!..

    Вот – Севооборот,
    Вот и поворот
    От централа в грот…
    Кто-то там орёт:
    «Эва! Кто идёт?»
    Ты не разберёшь,
    Пока мне не нальёшь!
    Пока мне не нальёшь!

    ***
    Конус глины объяв, что в Большом Колоннике,
    Убаюканный тьмой, еле-еле жив,
    Под плитой задремал Есаул молоденький,
    На фонарь голову буйну положив…
    Он во сне видит грот, спальник синтепоновый,
    Кружкой чистой воды запивает спирт…
    Ой, не будите его, не поите снова вы,
    Пусть ещё отдохнёт, часик хоть поспит…

    А на столе – «Столичная»,
    Пропиты все наличные…
    Мутит в глазах от водки той,
    Зачем её мы пили, ой!

    Ох, народ, не буди Есаула спящего.
    Нежно, как к женщине, к глине он приник…
    Состоянье его – слабоговорящее,
    Он сейчас не споёт, разве скажет: «Ик!»

    А на столе – «Столичная»,
    Пропиты все наличные…
    Мутит в глазах от водки той,
    Зачем её мы пили, ой!

    Где-то штрек полыхнул бякой хлорвиниловой,
    Да с централа на вход тянется туман…
    Есаул!.. Есаул… отдохни, друг милый мой,
    Ведь ещё впереди не один стакан.

    А на столе – «Столичная»,
    Пропиты все наличные…
    Мутит в глазах от водки той,
    Зачем её мы пили, ой!

    ***
    Как в систему меня мать провожала,
    Тут и вся моя родня набежала,?

    Разгильдяй, кричат, женился на ком бы,
    Не ходил бы ты в свои катакомбы.

    От твоих вещей кумар - сдохла кошка!
    Эх, набрался бы ума где б немножко.

    Ползать в дыры дураков, чай , немало?
    Хватит лазать по грязи с кем попало!

    Неужели дом пещер твоих хуже?
    И кому такой, ваще, на фиг нужен?!

    ***
    Здесь птицы не поют, деревья не растут
    И только крысы в темноте попискивают тут
    Горит свеча в холодном гроте,
    Поставлен волок, едок дым,
    А на столе сияет банка шпротин
    Одна на всех и десять литров спирта к ним
    Одна на всех и десять литров спирта к ним

    Но это не смертельно, в волненьи все дрожат,
    Нет в гроте мест и чей-то крест нательный
    Уже играет роль консервного ножа
    Уже играет роль консервного ножа

    Разлит по кружкам спирт, пока никто не спит,
    Часам давно потерян счет меж первой и еще
    поются песни под гитару, чичаку развело на смех
    Грот освещает лишь свечи огарок
    Огарок жалкий, да и тот один на всех
    Один на всех, один на всех, один на всех

    Но это не смертельно, ладонью только хлоп,
    Удар в анфас, чичаки глаз предельно
    Стал схож с налобником с названием "циклоп"
    Стал схож с налобником с названием "циклоп"

    Вот сниться: свет погас, во тьме вздыхает бас,
    О том, что вряд ли КСС найдет когда-то нас.
    С крестами красными карета увозит через много лет
    Останки неизвестного скелета,
    Но почему-то в моей каске тот скелет,
    И странно, что в моем комбезе тот скелет.

    И в ужасе смертельном, я громко крикнул: Эх!
    Очнулся - грот, сопит народ артельно
    Под старым спальником моим одним на всех.
    Одним на всех, одним на всех, одним на всех.

    Когда-то вспомним праздник дивный, и не поверится самим
    А нынче нам нужна бутылка с пивом
    И не одна, - мы за ценой не постоим
    И не одна, - мы за ценой не постоим
    Нас ждет сушняк похмельный, но все ж бессилен он:
    Сомненья прочь, уходит в подземелье
    Десятилитровый наш десантный бутыльон,
    Десятилитровый наш десантный бутыльон!

    ***

    Скажу, в историю попал, такого в жизни не видал,
    Что там пещеры и что Белый - всё фигня!
    И то, что топал с рюкзаком и то, что вкалывал потом, -
    Всё это в прошлом, это мелочь для меня.

    Я в КСП попал на слёт, кто не был там, тот не поймёт…
    Да там такое, даже слов не разобрать.
    И каждый местный контингент меня толкал на инцидент,
    Да там кругом одни французы, так сказать.

    Там каждый гений или бард и любит пенье больше баб
    И нездоровый странный вызывает смех.
    Какой-то там Каримов - гад, и словно матом каждый рад
    Произнести его фамилию при всех.

    Там жрали водку дотемна и пели хором «Бричмула».
    Я пел и слушал и наматывал на ус.
    Среди подвыпивших людей шёл спор о нации моей
    Все порешили, что я точно не француз.

    Кто, мол, такой и как попал, как среди наших водку жрал,
    Исправим дело, по обряду окрестим.
    Отыщем ножик поострей, тебя обрежем поскорей,
    И всенародно, во французы посвятим.

    Взялось бабьё фонарь держать, светлей, чтоб было обрезать,
    Мне против воли кто-то руки закрутил,
    И в тот же миг «от фонаря» ножом обрезали меня,
    А я ж татарин, я и так обрезан был

    Потом сивуху стали жрать и уходить попарно спать,
    А я ж без пары я на слёте первый раз.
    Зашёл в палатку наугад, но тут же выбрался назад,
    Меня культурно попросили… пяткой в глаз.

    Сидеть мне видно у костра и выть от боли до утра,
    К чему религиозность может привести?
    Но тут приблизилось ко мне обхватов 20 в ширине
    И предлагает мне в палатку к ней пройти.

    А торс у ней как у борца, пошёл в предчувствии конца,
    И до утра нашёл забвение в любви…
    И чего сильней болит не знал: иль то что раввин обрезал,
    Или изломанные рёбрышки мои.

    С тех пор я мышцев не люблю и на атлеток не смотрю,
    Бросает в дрожь «возьмемся за руки друзья».
    Болят при мыслях о любви не только рёбрышки мои,
    Кусок того, чем до того гордился я.
     
  4. не пали вкусняшки!!!

    а если серьёзно надо бы для Есаула в творчестве тему создать и туда его перлы переносить
     
  5. kuzya

    kuzya Super Moderator Команда форума

    ну если он будет не против- перенесу в "творчество"
     
  6. Отлично, концерт это дело хорошее.
    Обязательно приедем.
    А то давненько мы не были в Съянах.

    Кстати Чекист то там еще не разгромили ))) Надеюсь встать где будет.
     
    Последнее редактирование: 6 фев 2015
  7. :-D Есаул,а можно текст в распечатке получить?Шедевральный!:)
     
  8. Да давненько мы не брали в руки шашек.........надо надо стараться.
     
  9. Не забываем с вечера и до ... обмывать здоровье именинника Есаула и желать ему всяческих вкусняшек :)
     
  10. Ну так не вопрос, как нальет так и обмоем ))) такое и здоровье будет ))))
    Так что все в его руках ))))
     
  11. Пожелать я ему могу вкусняшек,но не факт,что поделюсь...:)
     
  12. Можно на e-mail же, например.
     
  13. Я - за.
     
  14. Всем доброго, будет место для парочки залетных камрадов? Давно хотели побывать на подобном мероприятии. В сьянах бываем не часто.
     
  15. доброго. залётных не надо :)
    А если серьёзно: Минимальный фейс-контроль на загруженность зала и адекватность - в наличии.
     
  16. Домовой сказал,у него есть твои тексты)буду учить))):)
     
  17. Спасибо за выступление.
     
  18. Как насчет выложить audio-video? Если есть.
     

Поделиться этой страницей