Что такое спелестология?

Тема в разделе "Спелестология", создана пользователем COM, 6 фев 2009.

  1. COM

    COM

    «Спелестология — изучение ( посещение )
    пещер антропогенного происхождения.
    Образовано от латинского
    spelaeum: пещера + sto: стоять, пребывать, находиться
    + logium: архив, знание.
    Также спелестология – неспешное, спокойное
    пребывание в пещере.»


    Прежде всего замечу, что для меня лично и для моих друзей по НК спелестология — досуговая часть нашей жизни, важность которой каждый определяет для себя сам. В общем виде спелестология включает в себя:

    1) непосредственное посещение и изучение заброшенных, или потерянных в историческом смысле, подземных полостей антропогенного происхождения ( фото- и видеосъёмка, картография, личное визуальное исследование, туристическое либо научное пребывание ), а также вскрытие недоступных для прямого прохождения с поверхности таких полостей или их, отрезанных завалами, участков;

    2) изучение естественных пещер, освоенных нашими предками и используемых в бытовых, промышленных и культовых целях;

    3) проведение в антропогенных пещерах ( а также в естественных пещерах, освоенных нашими предками, либо в настоящее время широко используемых человеком ) соответствующих геологических, геофизических, гидрологических и биологических исследований;

    4) изучение подземных техногенных отложений, а также техногенного карста и полостей, образовавшихся вследствие хозяйственной деятельности человека;

    5) исторические изыскания, касающиеся упоминаний в древних хрониках, документах, мемуарах, художественной и эпистолярной литературе любых подземных объектов искусственного, либо частично искусственного, происхождения;

    6) изучение характера подземных сооружений и горных выработок в разные исторические эпохи в различных регионах, культурах и соответствующей систематизацией подземных искусственных объектов;

    7) изучение социальных, экологических, культурологических, медицинско-терапевтических, санитарно-гигиенических и психологических проблем, связанных с существованием современного подземного социума – и подземных социумов минувших эпох, а также персональных, то есть личных взаимодействий по схемам “Человек – Подземля” и “Подземля – Человек” вне зависимости от степени “искусственности” или “естественности” данной Подземли, а так же её востребованности в настоящее время;

    8) изучение спелеоаномальных явлений ( САЯ );

    9) обоснование вероятности обнаружения “конкретной полости в конкретном месте”;

    10) составление общего Кадастра подземных объектов искусственного и искусственно-естественного происхождения.

    Порядок перечисления мной этих тем не отражает их “внутренней спелестологической значимости” — значимость эта вполне равноценна, и для любого спелестолога, в зависимости от его профессиональной ориентации, какая-то тема может быть доминирующей – иная, как минимум, “не вполне интересна”.
    Из приведённого перечня видно, что разделение спелестологии на “практическую” и “теоретическую” части ( тем более, противопоставление их ) не просто “не уместно” – в высшей степени невозможно. Ибо до сих пор один из главных аргументов в споре двух спелестологов-теоретиков «а ты САМ был в этой Системе???»
    Однако, помимо “научной составляющей”, спелестология неразрывно-синкретичным образом включает в себя также и “туристическую составляющую”, что есть форма нашего досуга, образа жизни, мышления, отношения к природе и философии — и в силу этой синкретичности разделять спелестологию на “научную”, “практическую”, “туристическую”, “любительскую” и “профессиональную” мне представляется не столь даже невозможным, сколь никчемным и бесперспективным занятием. Сродни диванному умствованию.
    Хочется верить, что в спелестологии никогда не появится “чисто кабинетное” направление,– то есть те, кто сейчас увлекаются теоретическими спелестоизысканиями, не превратят писание наукообразных статей в самоцель,— как не забудут, благодаря чему эти статьи в настоящее время пишутся. И для кого. Ибо: не будь туристического хождения в каменоломни, их освоения и исследования истинно массами спелестологов, не ставящих целью своей занятие топосъёмкой или иной “научной практикой” — не было бы никакого осмысления всего этого хождения радетелями Исключительно Высокой Научной Мысли.
    Ибо: занятие любого рода “подземной наукой” есть не цель — но побочный продукт наших отношений с Миром Белого Камня. Что представляются мне априори более важными, так как в результате дают возможность философствования на спелестологические темы – и вполне реальные научные результаты. < В этом смысле примечательна фраза Сергея Лещины: «учёным можешь ты не быть, но спелестологом – обязан!» >
     
    Последнее редактирование модератором: 16 дек 2015
  2. COM

    COM

    Параллельно-близкие к спелестологии разделы – спелеология ( не только в своей “горизонтальной составляющей”, ибо грань меж пещерой искусственной и естественной иной раз не поддаётся внятному определению,– классический пример рудник Кан-и-Гут ) и диггерство ( современные методы проникновения человека под землю и освоения подземного пространства не могут быть безразличны спелестологу хотя бы в теоретическом аспекте, и объекты наши часто не просто соседствуют, образуя единую подземную систему – переходят “из рук в руки”: что вчера было эксплуатируемым рудником, или его участком – сегодня вотчина спелестологов, и наоборот; классические примеры – Одесские катакомбы и рудники Карелии и Кольского полуострова ).
    Близкий раздел ( и крайне важный при поиске потерянных подземных объектов ) - туризм и краеведение. Нет туристических навыков - нет экспедиционного поиска; нет знаний по истории края, где хочется найти-отыскать "что-то подземное" - тыкать лопатой в землю бесполезно.
    Ещё один близко-параллельный раздел – спелеонавтика, то есть методика длительных подземных пребываний. Он настолько близок к собственно спелестологии, что говорить об этом специально нет смысла.
    Важнейший момент в спелестологии ( с точки зрения НК ) – то, что мы приходим под землю отдыхать. То, что при этом может вершиться, иной раз, крайне изматывающая работа — наш Свободный Выбор. Но момент отдыха, момент релаксации и неспешного слияния с Природой – важнейший момент.
    Он может сопровождаться весёлым застольем без тормозов и границ ( праздник под землёй всегда был для нас праздником вдвойне ),– может быть одиночно-камерным, длинным или кратким — но он есть и присутствует в основе наших отношений с Подземлёй.
    Иногда даже само нахождение в верхнем лагере, близ входа в любимую Систему, или в Систему, которую только предстоит вскрыть, даёт это светлое чувство.
    Здесь мы подходим к тому, что у большинства спелестологов есть Своя Любимая Пещера – та, что позвала-притянула на всю жизнь. Она может быть большой или малой, просторной или не очень, эффектно-красивой или какой угодно — но она есть.
    Это ещё один важный момент, вполне характеризующий спелестологию и ставящий её несколько особняком не просто от прочих видов человеческого досуга ( перенесение из “верхнего мира” в мир, принципиально иной, сравнимый с иной планетой ), но и внутри всех спелеосестричек и братьев. Включая кейверство и дигг.
    И ещё один момент, характерный, возможно, лишь для НК. Так уж повелось, что мы всегда ощущали творческое отношение к жизни за благо. Конструирование в годы совка всевозможной звуковой подземной аппаратуры, пение под гитару, творение своих стихов, песен и прозы ( как безбашенно-прикольной, так и вполне серьёзной ) ценилось в НК выше многих иных добродетелей и достоинств. Подземные посиделки под хорошую музыку или подземный концерт любимого барда ставились не ниже, чем раскопки новой дыры, найденное продолжение известной каменоломни или топосъёмочные экзерсизы. Ибо приближение к Миру, ощущаемое нами под землёй, вполне реализовало себя в этом творчестве.
    Последнее, что я хотел бы “особо отметить” – это отношение спелестологии “к власти вообще”, и “власти к нам” в частности. Мы – андеграунд. Во-первых, во-вторых, и в-третьих. По определению, в силу и исторического развития, и текущего положения дел. И Конон Осипов, и Стеллецкий, и Грицай на любовь власти не жаловались, в какую бы эпоху ни жили, и какой бы власть ни была. Потому что и наши подземные увлечения, и наше творчество, занятия подземными науками и практиками власти во все времена были глубоко по барабану. В лучшем случае. В ином были разграбления оборудованных кэйв-лэбов, взрывы пещерных входов и/или их “просто опускания” и залитие бетоном. О прочем прессинге здесь упоминать не хочу. Ни одна из попыток хоть как-то легализоваться или подружить хоть с властью, хоть с олицетворяющими её СМИ, успехом не увенчалась.
    С аналогичным успехом можно брызгать дезодорантом, пытаясь замаскировать неприятный запах фекалий.
    С этим ничего не поделать, можно лишь знать об этом – и не заморачиваться иллюзиями.
    А потихоньку делать своё подземное дело в антрактах меж зарабатыванием денег и прочей поверхностной суетой — которое и спорт, и наука, и отдых, и туризм, и творчество в одном флаконе. На уровне прикола.
     
    Последнее редактирование модератором: 16 дек 2015
  3. Мне еще нравится термин "антропогеновая спелеология" - т. е. спелеология, изучающая подземные сооружения, созданные человеком.
     
  4. Мне кажется, что сейчас спелестология почти утратила своё научное значение, и стала образом жизни некоторых людей...
     

Поделиться этой страницей