Угадай авторов...

Тема в разделе "Творчество", создана пользователем COM, 28 авг 2009.

  1. COM

    COM

    … Высоко, над самой головой у нас из общего мрака выступало ещё более тёмное пятно. Это был, несомненно, вход в какую-то пещеру. Мы были так взволнованы, что не могли и помышлять о возвращении в лагерь. Нам хотелось немедленно обследовать эту пещеру. Лорд Джон вынул из заплечного мешка элек-трический фонарик, который должен был служить нам единственным источником света, и двинулся вперёд, поводя им по сторонам. Мы шли за ним, не отставая.
    Судя по гладким стенам и грудам круглых камней, это углубление в скалах было вымыто водой. Про-никнуть в него нам удалось только по одиночке, да и то низко пригибаясь. На протяжении первых пятидеся-ти ярдов пещера углублялась прямо в толщу скал, а потом начала подниматься под углом в сорок пять гра-дусов. Вскоре подъём стал ещё круче, и нам пришлось карабкаться вверх на четвереньках по мелкой осы-пающейся гальке. Прошло ещё несколько минут, и вдруг лорд Джон крикнул:
    – Дальше хода нет!
    Столпившись позади него, мы увидели в жёлтом свете фонаря нагромождение базальтовых и кварце-вых обломков, доходивших до самого потолка пещеры.
    – Обвал!
    Мы вытащили несколько камней, но это ничему не помогло и лишь расшатало более крупные глыбы, которые, того и гляди, могли рухнуть вниз и придавить нас. Преодолеть такое препятствие нам было явно не под силу. Мы были так подавлены этим, что, не обменявшись ни словом, повернули назад и побрели по тёмному ущелью.
    Когда было пройдено, по расчёту, 15.000 мышиных шагов, показался овраг, и в нём путники нашли полуобвалившееся отверстие, из которого тянуло сыростью и гнилью.
    – Конечно, это то самое! – закричала Элли.
    Путники осторожно вошли в подземную галерею.
    В сыром и мрачном подземном ходе никто, по-видимому, не бывал уже десятки лет. Толстые крепи, поддерживающие потолок и стены, позеленели от времени и поросли мхом. В углублениях земляного пола стояли лужи воды, в которых копошились отвратительные слизняки.
    Воздух становился всё тяжелее ми удушливее: ход спускался вниз. Потом он начал снижаться на-столько круто, что в полу были вырублены ступеньки и он превратился в лестницу.
    Вдруг перед путниками открылась огромная пещера с каменными стенами и потолком. Она была так велика, что дальний край её терялся во мраке.
    Скоро пещера начала сужаться и перешла в скалистый коридор, круто подымавшийся вверх.
    Коридор расширился и перешёл в широкую и ровную площадку.
    Пёсик стоял у стены, в которой на высоте фута на три над полом виднелось отверстие, похожее на круглое окно.
    Элли подбежала к окошку, взглянула в него и увидела поразительное зрелище: перед ней раскинулась целая страна. Впечатление было такое, будто Элли стояла на верхушке огромной горы и смотрела вниз. И там внизу, на неизмеримой глубине, виднелись луга, за ними город на берегу большого озера, а дальше – поросшие лесом гряды холмов, терявшиеся в золотистом тумане…
    Колоссальная пещера раскинулась на десятки миль в длину и на много миль в стороны. Дно её было глубоко внизу, а свод скрывали клубившиеся в высоте золотистые облака. По-видимому, они и освещали всё пространство мягким светом, похожим на тот, какой бывает во время захода солнца.
    Пейзаж был красив, но навеивал грусть, подобную той, какую испытывает человек поздней осенью при виде увядающей природы. Зелёный цвет здесь совсем отсутствовал в окраске рощ и лугов. Его заменяли бледно-жёлтые, розовые и багряные тона.
    Бофаро с женой и два его сына спустились в Пещеру первыми. Их взорам открылась удивительная Подземная страна. Она простиралась так далеко, насколько хватало глаз, и на её ровной поверхности кое-где поднимались невысокие холмы, поросшие лесом. Посреди Пещеры светлела гладь большого круглого озера.
    Казалось, на лугах и холмах Подземной страны царствует осень. Листва на деревьях и кустах была багряная, розовая, оранжевая, а луговые травы желтели, точно просясь под косу косаря. В Подземной стране был сумрак. Лишь клубившиеся под сводом золотистые облака давали немного света.
    – И здесь мы должны жить? – с ужасом спросила жена Бофаро.
    – Такова наша судьба,– угрюмо ответил принц.
    Они вывели копотью свечи свои имена под нависшим камнем и пошли дальше. Вскоре они набрели на небольшой ручеёк, который, переливаясь через выступ скалы и принося с собой известняковый осадок, в течении многих столетий образовал из блестящего прочного камня кудрявую, кружевную ниагару. Худень-кий Том легко протиснулся сквозь узкую расщелину за водопадом и озарил его свечой, чтобы доставить удовольствие Бекки. Тут он заметил, что водопад прикрывает собой крутые ступеньки, нечто вроде естест-венной лестницы, заключённой в узкую щель между двумя каменными стенами. Им в тот же миг овладела честолюбивая жажда открытий. Бекки откликнулась на его призыв, и они, оставив копотью знак на камне, чтобы не сбиться с пути, отправились делать открытия. Они долго шли по извилистому коридору то вправо то влево, забираясь всё глубже и глубже в тайники подземелья, сделали ещё одну пометку и свернули в сто-рону в поисках новых чудес, о которых можно было бы рассказать там, наверху. В одном месте они нашли просторную пещеру, с потолка которой спускалось множество тонких блестящих сталактитов. Они обошли эту пещеру кругом, любуясь и восхищаясь её красотой. В пещеру вело много коридоров; они пошли по од-ному из них и вскоре увидели чудесный родник, дно которого было выложено сверкающими, как иней, кри-сталлами. Родник протекал в самом центре какой-то высокой пещеры; её стены подпирались рядами фанта-стических колонн, создавшихся благодаря слиянию больших сталактитов со сталагмитами в результате многовекового падения капель воды.
    Тут в первый раз мёртвая тишина подземелья наложила на душу детей свою влажную, липкую руку. Том взял у Бекки свечу и задул её. Такая бережливость означала очень многое: слова были не нужны.
    Томительно тянулись часы.
    Вдруг его осенило. Поблизости было несколько гротов и боковых коридоров. Не лучше-ли исследо-вать их, чем томиться вынужденным бездельем? Он вынул из кармана бечёвку от бумажного змея, привязал её к выступу скалы и пополз по одному из коридоров на четвереньках, терзаемый мучительным голодом и предчувствием близкой гибели…
    Проход, по которому продвигались ребята, снова расширился и обратился в круглую пещеру. В её стенах зияло несколько отверстий. Какое из них могло вести наружу?
    Не выпуская из рук клубка, Фред решительно подошёл к одному из отверстий и вынул из кармана ку-сок мела.
    – Я буду помечать каждый проход, где мы побываем,– сказал мальчик и нарисовал на стене крест.
    Исследование началось. Результаты его были печальны. Несколько часов бродили ребята по запутанной сети коридоров, но без всякой пользы. Одни проходы заканчивались тупиками, другие сужались до такой степени, что сквозь них нельзя было даже проползти, третьи спускались куда-то вглубь…
    Если бы не бечёвка и не меловые отметки, щедро оставляемые на стенах, дети давно бы заблудились в этом мрачном лабиринте.
    Что-то поразило их в облике стен. Здесь скалы блестели как-то по-особенному. Ребят уже не удивлял блеск сталактитов: их колонны, то прямые, то с причудливыми натёками, не раз встречались во время дол-гого путешествия. В этом гроте их удивило другое.
    Казалось, не каменные стены тянулись по бокам озера, а расстилалось тёмное небо со сверкающими на нём звёздами. Лучи этих звёзд блестели и переливались красным, зелёным и синим цветом. Крупные блё-стки, вкрапленные в камень, ярко сверкали в свете лучины.
    Пучок убывал с ужасающей быстротой, и наконец наступил момент, когда трепетный огонёк на конце последней из них, помигав, угас. Ещё несколько секунд виднелся красный уголёк, но исчез и он. Тьма…
    Да, Фреду и Элли показалось, что их окружила непроницаемая вечная тьма, потому что ни один луч света не мог пробиться через толщу земли, отделявшую их от неба, от солнца. Но что это за чудо? По мере того, как их глаза привыкали к темноте, дети начали что-то различать в ней…
    Это могло показаться непостижимым, невероятным, но путешественники действительно видели. Они плыли в это время по широкой спокойной реке, и перед ними открывался мыс, у которого река поворачива-ла вправо. Береговые скалы, нависший свод пещеры – всё это рисовалось в каком-то слабом, но явственном золотисто-розовом свете. Конечно, им теперь не нужна была ни лучина, ни даже самый яркий факел, потому что никакой факел не мог бы так осветить окружающую картину, как этот неизвестно откуда льющийся, спокойный рассеянный свет. И если они его раньше не замечали, то лишь потому, что их глаза слепил огонь лучины…
    Но то, что служило для нас ступенями, на соседних стенах превращалось в сталактиты. Лава, в неко-торых местах пористая, вздувалась пузырями, кристаллы чёрного кварца, усеянные стекловидными капель-ками, свешивались со свода, подобно люстрам, казалось, загоравшимися при нашем приближении. Можно было подумать, что подземные духи освещали свой дворец, чтобы принять посланцев земли.
    Мы находились в какой-то пещере, где не было недостатка в воздухе. Напротив! Мы чувствовали как бы дуновение ветра. Чему приписать это явление? Откуда это колебание атмосферы?..
    Я твёрдо убеждён, что эта галерея, проложенная в каменноугольных пластах, не есть дело рук чело-веческих. Но дело ли это природы, меня мало интересует.
    Как же вернуться? Никаких следов не было. На камне нога не оставляла отпечатка. Я ломал себе го-лову, стараясь найти решение этой неразрешимой задачи. Моё положение выражалось одним словом: конец!
    Да, я погиб в пропасти, казавшейся неизмеримой! Страшная тяжесть земной коры, в тридцать лье толщиной, обрушилась на меня. Я чувствовал себя раздавленным ею.
    Я мог далеко взглядом окинуть эту морскую ширь, потому что какое-то особенное сияние освещало всё окрест до малейшей подробности. То был не солнечный свет, с его ослепительным снопом лучей и вели-колепным сиянием, и не бледный и неверный свет ночного светила, отражённый и призрачный. Нет! Сила этого света, его рассеянное холодное сияние, прозрачная белизна, его низкая температура, его яркость, пре-восходившая яркость лунного света,– всё это с несомненностью говорило о его электрическом происхожде-нии. В нём было нечто от северного сияния, от явления космического порядка; свет этот проникал во все уголки пещеры, которая могла бы вместить в себе целый океан.
    Свод пещеры, если хотите, небо, как бы затянутое тучами, образовавшимися из водяных паров, гро-зило через несколько дней обрушиться на землю проливным дождём. Я полагал, что при столь высоком ат-мосферном давлении испарения воды не может быть – а между тем благодаря мне неизвестной физической причине, грозовые тучи собирались в воздухе. Но пока стояла прекрасная погода. Электрические волны создавали удивительную игру света, преломляясь в облаках, высоко стоявших в небе. Резкие тени порою ложились на их нижний край, и часто в разрыве облаков вспыхивал луч удивительной яркости. Но всё же то был не солнечный луч, ибо от него веяло холодом. Свет его создавал в высшей степени меланхолическое настроение. Вместо небесной тверди с её созвездиями я чувствовал над головой затянутый тучами гранитный небосвод, давивший на меня всею своей тяжестью, и как бы ни огромно было это внутриземное пространство, всё же тут было бы тесто самому незначительному из спутников нашей планеты.
    Мы были в сущности пленниками в этой необъятной пещере. Нельзя было определить ни её ширины, потому что берег уходил в бесконечность, ни её длины, потому что взор терялся в туманных очертаниях горизонта. Высота же пещеры превышала, вероятно, несколько лье.
    Слово “пещера”, очевидно, не подходит для обозначения этого необъятного пространства. Но на че-ловеческом языке не достаёт слов тому, кто дерзнул проникнуть в бездонные глубины земного шара.
    Казалось, я нахожусь на какой-то далёкой планете, на Уране или на Нептуне, и наблюдаю явления, непостижимые для моей земной натуры. Новые явления требуют новых обозначений, а моё воображение отказывается сне служить. Я восхищался, размышлял, смотрел с изумлением, не чуждым некоторого страха.
    Тут зашумело что-то, как осыпь земляная. Глядит Данилушка, а стен никаких нет. Деревья стоят вы-соченные, только не такие, как в наших лесах, а каменные. Понизу трава, тоже каменная. Лазоревая, крас-ная… разная… Солнышка не видно, а светло, как перед закатом. Промеж деревьев-то змейки золотистень-кие трепыхаются, как пляшут. От них свет и идёт.
    Стараясь как можно скорее укрыться от палящих лучей солнца, путники вошли в пещеру. Здесь было гораздо прохладнее и уютнее, чем под открытым небом. Сначала дорога шла широким, как бы просверлен-ным в твёрдой скале, туннелем. Дно туннеля понижалось с каждым шагом, и поэтому идти было легко: ка-залось, будто кто-то подталкивает всё время в спину. Неожиданно стены туннеля раздвинулись и путешест-венники оказались в огромном подземном гроте…
    Незнайка вышел из грота и попал в новый тоннель, дно которого было покрыто льдом. Как только Незнайка ступил на лёд, он поскользнулся и покатился вниз. На гладкой поверхности льда не было ни ма-лейшего выступа, за который можно было бы зацепиться, чтобы задержать падение.
    Туннель между тем всё круче уходил вниз. Скоро уже Незнайка не скользил по льду, а просто-напросто падал в какую-то пропасть. Вокруг уже было не так темно. Казалось, свет проникал откуда-то снизу. Вместе с тем стало значительно теплей, а через несколько минут было уже и вовсе жарко. Яркий свет резал глаза. Незнайка решил, что ему суждено погибнуть в огне, и уже мысленно простился с жизнью, но неожиданно стены пропасти разошлись в разные стороны и пропали. Ещё минута, и Незнайка увидел, что над ним простиралось во все стороны светлое, словно покрытое волнистыми облаками, небо. А внизу… Не-знайка старался разглядеть, что было внизу, но всё было словно в тумане. Прошло немного времени, и сквозь рассеявшийся туман Незнайка разглядел внизу землю с полями, лесами и даже рекой…
    Взглянув в ту сторону, я увидел множество круглых отверстий, светившихся ярким, красноватым ог-нём, словно иллюминаторы океанского лайнера в ночной темноте. Сначала я подумал, что это отблеск лавы, бурлящей в непотухшем вулкане, но тут же отказался от такого предположения. Лава бурлила где-нибудь высоко, в кратере вулкана – а не здесь, в основании скал. Невероятно, но другого объяснения не было: эти красноватые пятна не что иное, как отблески костров, горящих в пещерах,– костров, которые могла разжечь и поддерживать только человеческая рука. Следовательно, на плато есть люди.
    … Нам часто приходилось бывать в их пещерах, но мы так и не выяснили, кому индейцы обязаны этим замечательным жильём: самим себе или природе. Пещеры были вырыты на одном уровне в рыхлой туфовой породе, залегавшей между красноватым базальтом вулканического происхождения и твёрдым гра-нитом, который служил основанием скал. Ко входам в них, находившимся примерно на высоте восьмидеся-ти футов от земли, вели каменные ступени – такие крутые и узкие, что по ним не могло подняться ни одно крупное животное. Внутри было сухо и тепло. Пещеры уходили в толщу кряжа на различную глубину; по их гладким серым стенам тянулись нарисованные обугленными палочками великолепные изображения животных, населяющих плато...
     
  2. COM

    COM

    Собственно, не только авторов - но и названия книг, откуда я всё это надёргал.
    ( Это меня Хамстер спровоцировал... )
     
  3. Волков Серия книг про Элли в частности один из отрывков из книги "Семь подземных королей"
     
  4. "Приключения Тома Сойера". Марк Твен.
     
  5. Николай Носов, "Незнайка на Луне".
     
  6. П. Бажов, "Каменный цветок". Всё, надоело.
     
  7. COM

    COM

    Это не все...
     
  8. Затерянный мир - Конан Дойль
     
  9. COM

    COM

    - Ещё?..
     
  10. "Таинственный остров" Жюль Верн
     
  11. COM

    COM

    Нет, хотя тоже мог бы пристегнуть.
    Просьба продолжить попытки - осталось два произведения.
     
  12. Других не читал, тупо гуглить не айс как то. А отрывки вставлял по памяти или наобум? Как то хорошо слепилось.
     
  13. Генри Хаггард "Копи царя Соломона"?
     
  14. COM

    COM

    Не Хаггард.
    Фрагменты выписал вручную - тогда ещё компа не было, на машинке фигачил, и смикшировал так же, как любая нормальная сборка музыкальная делается. Бо с детства в душу запали.
    А гуглить - да, не стоит. Не спортивно.
    Недельку подожду, если никто не угадает - скажу не названных.
    Потом продолжить можно будет.
     
  15. Волков. "Урфин Джюс и его деревянные солдаты"
    еще чего-то похожее на
    "Дети капитана Гранта" но не уверен...
     
  16. "Путешествие к центру земли", Верн.
     
  17. COM

    COM

    ОК.
    Кто-нить продолжит тему?..
     
  18. а чего... не всех еще назвали?
    хть намекни сколько неразгаданных осталось?
     
  19. COM

    COM

    Назвали. Потому и имел в виду: кто продолжит миксы?
     
  20. это ты про "Имя Розы" чтоли? :)...
    только сейчас догадался...
     

Поделиться этой страницей