Прикольный текст... про диггеров...

Тема в разделе "Разговорник", создана пользователем Baron, 2 июл 2006.

  1. Цитата из фантаста Петухова:

    "...Моня умел держать слово. Жизнь перековала его из маменького сынка, приударявшего за маменькиными балеринами, в пламенного борца за идею. Идей у Мони было хоть отбавляй. Любая из них стоила того, чтобы положить за неё жизнь... Гвозди бы делать из этих людей, -сказал как-то про Мониного сумасшедшего дедулю один широко известный поэт-песенник, -не было б в мире крепче гвоздей! Внук пошёл в деда. Из Мони вполне можно было делать гвозди, болты, гайки, гильзы, патроны, снаряды и бомбы. Для последних не понадобилось бы даже начинки, всяких там пластитов и тринитро-толуолов. Моня сам был динамитом...
    Кешино предложение лишь убедило Моню, что историю делают не серые массы, а личности. Такие, как он сам, Моня Гершензон, он же Гера Маннергейм, он же Мокей Передреевич Шершень-Гречесеевъ, он же Карлос Кузьмич Койот, он же Красный Бригадир, Чёрный Абдулла, Минька Бомбист, Философ, Псих Бешенный, Чумоняра, Шульц-88 и Буба Пупнитский - теоретик и практик международного народно-освободительного терроризма, красно-коричневого шовинизма, сионизма, русского фашизма, троцкизма-маоизма, антиглобализма, национал-большевизма, скинхедства и блэкблочничества.
    Моня, в отличие от безыдейного инока Иннокентия Булыгина, был отнюдь не киллером-душегубом. Он был борцом за народное счастье, воинствующим ультраправым леваком, профессиональным р-р-революционером и анархистом-фундаменталистом. И те, кто злобно твердил у Мони за спиной, что нельзя объять необъятного, просто ни хрена не понимали его широкой русской души.
    Саммит генеральных президентиев всех времён и народов в формате большой и толстой «восьмёрки» должен был состояться в Санк-Питерсбурхе. Это ещё была секретная тайна в красной папке с грифом «особо важно». Но Моня уже знал о ней. В «конторе», как и повсюду, у него были свои люди.
    «Конторы» всех стран «восьмёрки» в бешеном темпе готовились к эпохальному саммиту. И Моня тоже готовился. Ещё бы! Упустить такой шанс было смерти подобно. Тем более, что на саммит приглашались все президентии: и нынешние, и бывшие. Осиное гнездо глобалистов... И всех разом! По-библейски, по-православному: «одним махом осьмерых поби-вахом!» Главное, чтоб только единомышлен-нички не пронюхали, иначе... Моня с ужасом представлял ехидную бородатую рожу Ус-Салямы Оладьина. Этот гад со своими «боингами», талибами, «стингерами» и «шахидами» мог испортить всё на корню.Исторический саммит должен был пройти в режиме реального времени и пространства, с наивысшей степенью доверия и партнёрства, то есть: без галстуков, шнурков, носков, трусов и ботинок. Особая программа готовилась для первых леди планеты, которым предстояло встречаться в особом формате: без бантов, зонтов, чулков, подкладок и колготок. Миру предстояло вступить в новую фазу своего развития.
    Тысячи дивизий были приведены в полную боеготовность. Миллионы бомбардировщиков и перехватчиков барражировали в небе над Россиянией и окрестностями. Неисчислимые силы быстрого реагирования стягивались на ударные плацдармы. Десятки тысяч термоядерных ракет нацеливались на десятки тысяч возможных международно-террористических центров по всей планете. Мириады и мириады полицейских, спецназовцев, омоновцев, карабинеров, «альф», «омег» и «эпсилонов» готовились дать отпор силам реакции... Мировая демократия бросила всю свою жандармерию, все танки и ракеты на укрепление мира в мире. Глобус просто распирало гуманизмом.
    А тем временем Моня вёл свой подкоп под Смольный. Где ещё могла состояться столь грандиозная встреча самой толстой восьмёрки всех времён и народов? Только в Смольном!
    Рыть подкоп было просто. Его и вообще не надо было рыть. И так понарыли чёрт-те сколько! Всё под Смольным было изрыто всяческими коммуникациями, канализациями, ходами, переходами, лазами, шахтами, штреками... Первую неделю Моня как окаянный без сна и отдыха блуждал по ним в потёмках... На восьмой день его нашли чёрные диггеры, уже восемь лет блуждавшие по подземному Питеру. Вначале они хотели утопить Моню в отстойнике. Но когда узнали, зачем он забрался в их владения, с радостью предложили помощь. Диггеры, в своих подземельях, как и прочее народонаселение в своих хижинах и дворцах, постоянно смотрели по телеящику всякие передачи про международных террористов и так же, как и прочие смотрящие, сами страстно мечтали о каком нибудь международно-террористическом акте. Они так и сказали Моне:
    - Братан! Ты воще объясни нам, почему их воще ещё никто не расхерачил! Мы тут ни хера не понимаем!
    - Вот потому и не расхерачили, - мудро разъяснил Моня, - что все ждут и никто не херачит.
    Диггеры были потрясены нечеловеческой мудростью незнакомца. И тут же провели его под Смольный.
    - Ты тока не оплашай, братан! - попросили они Моню. - Пострадай за народ. А мы те памятник отольём нерукотворный и на Александрийский столп поставим...
    Дети подземелий были хорошими и добрыми людьми. Они и на самом деле увековечили бы Моню в бронзе.
    - Лучше на Лубянку, - скромно попросил Моня. - А то там вместо Дзержинмордыча зелёную кикимору «свободы» водрузили, малыши в «Детский мир» боятся ходить.
    - И на Лубянке! - согласились питерские диггеры, - там наши московитские кореша масть держат, говорят, будет базар, саму «контору» под землю обвалим!
    Моня знал, что под «конторой» на Лубянке вмонтированы восемь титановых столпов до самой базальтовой платформы, «материка», по-научному. Лубянские столпы, на них всё и стоит-держится в Россиянин и на Лубянке, аки на восьми слонах. Но тайну эту он питерским не выдал. Не время. Как никак, а Третьим Римом был не Санкт-Ленинград. А Третий Рим обваливать не положено, ибо четвёртому риму не бывать! Так говорили святые старцы. Святым старцам Моня верил не меньше, чем Герберту Маркузе, Бакунину, субкоманданте Маркосу и Теодору Герцлю.
    Монин план был прост. Ещё неделю назад он закупил в Чеченегии два грузовика пластита. И на всякий случай десяток гранатомётов, чтобы мочить тех, кто будет выскакивать из «эпицентра», как выражались очень грамотные россиянские репортёры. С гранатомётами по периметру будут сидеть десять нацменов (национал-меньшевиков). Ещё два десятка ребятишек из «Чёрного Блока» должны поддерживать их автоматным огнём. Про милицию-полицию, спецназы-хреназы, которых должны были подтянуть до полумиллиона касок, Моня вообще не думал, он знал, что эти «профи» разбегутся после первого выстрела..."
     
  2. даешь продолжение!
     
  3. Re:Прикольный текст... про диггеров...

    Дальше про диггеров ничего нет, но, по просьбам читателей... ;D А также к началу Петербургского саммита... ;)
    "...после первого выстрела, они были хороши против дряхлых безоружных старух и ветеранов-инвалидов... ну, а пока в Питер введут Таман-мировскую дивизию и силы быстрого реагирования НАТО, он уже будет в Гондурасе. План не вызывал ни малейших сомнений.
    Но началось с того, что чеченеги-сволочи подсунули Моне не настоящий ычкерийский пластит, а купленный на гатчинских складах довоенный динамит, и всего один грузовик, да и в том, каждая вторая пачка динамита оказалась хозяйственным мылом. Чеченеги клялись Аллахом, матерью и бригадным ефрейтором, амиром Калугиным, что это сволочи-прапора со склада их надули и что все Монины деньги до последнего цента они отдали складским гадам. Моня знал, что гады они все: и прапорщики-ворюги, и чеченеги-жулики, и министры, которые получали свой процент с оборотов воинских складов. Он не стал поднимать кипеж. И половины грузовика должно было хватить.
    На всякий случай он позвонил Кеше.
    - Конечно, эффектней этих шмаков было бы раздолбать сверху, «чёрными акулами», - доложил он, - или захерачить на них «сессну» с баком иприта. Но верней работать снизу. Не так красиво, но... короче, мне нужна цистерна бензина, можно, солярки - закачаем в трубы и
    батареи, чтоб... хе-хе! не замёрзли... без галстуков, блин!
    -Садист! - выругался Кеша. - Может, ты их ещё из душа напалмом польёшь?!
    -Не я его придумал, - чистосердечно признался Моня. И он был прав. Напалм придумали американцы, чтобы жечь им всех прочих.
    Кеша долго молчал, соображая, что имел в виду Моня: напалм или душ. Потом дал ценное указание:
    -Работать надо красиво!
    -Тогда давай мне пару «боингов», хе-хе... «Боингов» у Кеши не было. Даже если бы и
    были, он бы не дал - слишком жирно для этих уродов, можно и поскромнее... Но на солярку пообещал.
    Дело было святое.
    Поэтому Моне помогали все: и питерская братва, и бабки-коммунарки, и подпольная красная армия Третьего призыва, и хмурые безработные пролетарии, сдавшие свои цепи в утильсырьё, и депутаты, и охреневшие от разгула демократии нищие демократы, и бомжи, и олигархи Савва Рабинович с Моисеем Морозовым, и фашисты из «легиона вервольф»... и наиболее несознательные работники охраны правопорядка - за пару зелёных червонцев они пригнали бригаду незаконных мигрантов из Патагонии, и те живёхонько перетаскали динамит вперемешку с мылом в лабиринты под
    Смольным. Солярку в систему отопления залили под видом профилактических работ.
    Братва поначалу поставила Моню на ножи. Питерок городок маленький, свои боками трутся, а залётным облом в натуре. Моня не стал косить под блатного. Сразу выложил про себя, про Веню Оладьина, про Кешу, про идею... В бандитском Питерсбурхе «идейные» ходили в авторитетах. Кеша просто был иконой. А потому Моню зауважали. Подвезли грузовик «лимонок», коробку «наполеона», закуски, девок... всю ночь пили-кутили, покуда кто-то не спёр половину гранат. Через три дня пропажу вернули с запиской: «Извиняйте! Не знали благородной цели. Бог в помощь!», и мельче подпись «питерские беспризорники». Вслед за вернувшимися «лимонками» невесть откуда пришло тыщи две шахтёров, уселись на мостовую и в знак солидарности начали колотить по ней своими касками. Моня ходил злой, нервный, всё боялся, что динамит и мыло сдетонируют. Но прогнать углекопов не решался... Народ!
    Помогали кто чем мог. Бабки-коммунарки авоськами носили коробки со спичками. Авосек сто нанесли. Моня отказывался наотрез. Но бабки твердили своё:
    - Там серы вагон, как жахнет! Вот ироды из нашей-то серы в адскую и попадут разом, милок! И батюшка так сказал, мол, одним динамитом бесов не уморишь! Молитвой надо!
    Пришёл и сам батюшка. Вытащил из-под полы трофейный немецкий «шмайсер», две бутылки с зажигательной смесью «коктейль Молотова». Сунул всё Моне, перекрестил его размашисто, облобызал троекратно. Да так и ушёл молча - ни дать ни взять, Сергий Радонежский.
    Приезжали с мигалками из местного фээсгэ-бэ, интересовались, почему скопление в неположенном месте, но когда узнали, кто и зачем, пожали Моне руку, оглянулись да и отъехали... Святое дело! Конечно, никто таких высоких слов не произносил.
    Но все понимали. Надо. И пора."
    Больше продолжения не будет... Кому интересно - книжка называется "Убить Президента", автор Петухов, лежит в Московском доме книги всего по полтиннику... На втором этаже, в "Фантастике". Одного я не пойму - как этот автор ещё на свободе держится... ;D
     
  4. weeck

    weeck Guest

    Афтор Петухов в начале 90х уже такую пургу гнал- что его не в одну психушку бы не приняли. После его телег санитары бы нервно ширятся китамином стали, а врачи прокапаном бы обожрались с горя.
     
  5. Ну данный-то текст впечатления шизофренического бреда не производит... Это скорее жестокий стёб над всеми нынешними "властями" и "элитами"... А книга эта - вообще шедевр. Там, кроме абзацев со стёбом, есть такие серьёзные моменты - просто душу рвут, однако!
     

Поделиться этой страницей