Полежаеская

Тема в разделе "Разговорник", создана пользователем vasilisa1210, 17 ноя 2015.

  1. Хочу поделиться описанием жизни героя Социалистического Труда, начальника Московского Метростроя (1958—1972). Кстати сегодня есть много мест, где можно почтить его память и много дней, когда устраивают встречи посвященные ему. 17 апреля 2009 была одна из таких - Cовет ветеранов войны и труда Московского метростроя провел встречу, посвященную памяти Героя Социалистического Труда Василия Дементьевича Полежаева, которому 25 апреля исполняется 100 лет со дня рождения.

    Итак,
    "Рассказала эту историю Мария Никитична Депутатова...
    Руководящую должность на строительстве метро занимал в те годы большевик Василий Полежаев. Это его именем была названа станция Полежаевская, где в вестибюле стоит его бюст. Мария Никитична избегает ездить через эту станцию, объясняя: «Не могу я видеть бюст Полежаева. Он же наше село разорил! А село наше Астапово было богатое — триста дворов, два храма было, и собирались открыть монастырь. Боголюбивой была моя родина! И вот о чем плачу и чему дивлюсь — в революцию, конечно, все пострадали, но деревни поодаль все же уцелели. А от Астапово осталось лишь тридцать дворов».
    К великому несчастью для Астапово именно здесь умер Лев Толстой. В память своего учителя-ересиарха толстовцы устроили здесь коммуну, чтобы «развивать» народ, отвращая его от Церкви и внушая презрение к «попам». Правда, за толстовцами пошли лишь местные «гультяи» — народ пьющий, пропащий, но обретший в революцию большую власть. Вспомним, как после обращения в православие о. Василий вынес из дома все книги Льва Толстого, сказав: «Мама, да он же еретик!» А где ересь, там следом большая кровь.
    Мария Никитична рассказывала: «Полежаев еще до революции перестал ходить в церковь и начал пить. А пришла революция — настал его час. Достал оружие и начал грабить с дружками. Подъедут пьяные к избе на телеге, все выгребут, самогона потребуют и начинают тут же гулять. У Васьки дружок был больной венерической болезнью, многих он заразил, а потом повесился. У нас все боялись их, как разбойников, а власти назвали их „комсомол“. „Мы власть на местах“, — объявил Васька, и с тех пор уже страха не знал. Своего родного дядю ограбил и выгнал без одежды с семьей на мороз. У них ребеночек был пятимесячный, и он от стужи насмерть замерз.
    Я два класса всего окончила. Дальше Васька учиться не дал. Пришел в школу и потребовал исключить всех, кто не поет „интернационал“».
    Слово «интернационал» нашей рассказчице не выговорить, а уж эту страшную песню она, как многие дети, боялась петь. Ну, каково православному ребенку запеть: «Вставай, проклятьем заклейменный»? Ясно ведь, кто заклеймен проклятьем. И ее, как и других детей, страшившихся петь про «проклятого», исключили из школы.
    Мария Никитична продолжает рассказ: «Уж как меня учительница защищала: „Оставьте ее. Она способная“. А Васька ни в какую: „Она просфорки с теткой печет“. Это правда. Я помогала тете печь просфоры для храма, но и храму пришел конец. Был у нас очень хороший батюшка, о. Александр Спешнев. Всю жизнь с нами прожил — крестил, венчал, отпевал. Полсела — его духовные дети, и мы, как родного, любили его. Васька сразу сказал батюшке: „Я убью тебя“. Сперва скирды и амбар сжег у батюшки, а потом ночами стал дом поджигать. Такую нам жизнь Полежаев устроил, что батюшка скрылся в Москву к детям и работал бухгалтером в Расторгуево. И мы побежали из села, кто куда. Много наших в Москву убежало. Глянь, и Васька прибыл сюда: „От меня не уйдешь! А попа разыщу и убью“.
    Сперва он смурной был и жил в подвале. И вдруг стал начальником в Метрострое и даже министром потом. Наши астаповские передавали, что перед Москвой он многих ограбил и два пуда золота добыл грабежом. В Москве отдал золото кому надо и на золоте к власти взлетел. Квартиру трехкомнатную получил на Солянке и персональный автомобиль. Все имеет, а все лютует. И до того долютовался, что свои же рабочие убили его. Но сперва он убил нашего батюшку.
    Искал он о. Александра долго, и через органы все же нашел. Приехал с комсомольцами к нему в Расторгуево и говорит: „Ты меня, поп, водою крестил. Теперь я тебя окрещу“. Морозы тогда стояли страшные, и придумал он для батюшки лютую казнь — поставили во дворе большую бочку с водою и стали батюшку туда окунать. А как наш старенький батюшка льдом покрылся, отнесли его в дом к горячей печке. А когда он очнулся и застонал от боли, снова в бочку его понесли. Три дня так пытали — то в бочку, то к печке, пока не замучили насмерть его. Упокой, Господи, нашего батюшку-мученика Александра!
    А вы не знаете, бюст Полежаева в метро все еще стоит?"

    Отрывок из книги "Пасха Красная".
     
  2. эт чо, солженицын или алексиевич?
     
  3. Это хня, давайте лучше Войкова обсудим, он нынче в тренде.
     
  4. из какой книги? Это книга про Оптину Пустынь, монастырь мужской, написала просто женщина.
     
  5. не читай всякое гавно.
     
  6. даю справку: чугунолитейный завод войкова основан в 1898 году братьями кертингами. рабочие завода принимали активное участие в революционном движении. в 41-42 эвакуировался на урал. в войну производил пули-снаряды. награждён множеством орденов за трудовые подвиги. при открытии метро на районе являлся трудовым лицом москвы в том месте. завод уничтожен в 2000 году при разграблении москвы бандой лужка. одноимённая станция метро бандой лужка не уничтожена, но сейчас её хотят переназвать в какое-нибудь глупость, т.к. понаехавшим всё купившим невежественным жадинам и чеурекам ни к чему героическая история москвы, они только гадить могут, отравленную шаурму пожирать и по университетам шляться.
     

Поделиться этой страницей