Пожар в Клепсидре

Тема в разделе "Спелеология", создана пользователем degtyarev, 28 фев 2003.

  1. совершенно секретно
    для внутреннего пользования
    Отчет Дегтярева А. П. о пожаре в п. Клепсидра.
    На пятый день экспедиции, 02.01.2003 г. в пещере Клепсидра одновременно находилось 6 человек.
    В верхней части пещеры, на глубине около 30 м. работали Макаров Андрей и Воронцов Павел. Остальные
    четверо работали на глубине 105 м. возле Шестой узости, что сразу за Блядским меандром, перед колодцем К24. Новиков Александр и Перегудова Екатерина работали непосредственно за узостью. Они били спиты над очком
    в колодец К24. Дегтярев Александр и Гомарева Любовь проводили взрывные работы в Шестой узости.
    Расстояние между работающими парами составляло около 5 метров. Данная часть пещеры представляет из
    себя меандр шириной от 0.7 до 0.3 м и высотой до 5 м. Длина его около 15 м.

    "Пока Шура и Катя били спиты, я работал перфоратором в узости. Сделав шпур, я отключил аккумуляторный шнур от
    перфоратора и залепил штекеры изолентой. Потом я опустил заряд в шпур и забил свободную часть алебастром. Когда все застыло, я разомкнул провода и подключил 30-метровый провод, размотал его по меандру на достаточное для безопасности расстояние. Для взрыва оставалось только подключить питание. Поскольку Шура и Катя еще не окончили работы со спитами, спрятаться от взрыва им было некуда, а прохождение узости представляло значительную трудность, мы с Любой стали ждать. Минут через 15 мы начали мерзнуть, Люба пошла наверх, за Б.-меандр, чтобы принести перекус, а я решил пробурить еще один шпур. Положил перфоратор себе на колени, достал из транса с аккумуляторами провод и снял изоленту. Взяв в одну руку провод, я стал другой рукой разворачивать поудобнее перфоратор. В этот момент концы проводов соединились. Короткое замыкание за какие-то секунды разогрело провода докрасна. Посыпались искры и повалил густой дым горящей изоляции из ПВХ. Я бросил перфоратор и попытался разъединить концы. Руки у меня при этом были мокрые и без перчаток. Сам я стоял в резиновых сапогах в луже. Я стал лупить концом провода о стены, но было слишком поздно. Поскольку аккумуляторы подключались к перфоратору не двумя проводами, а одним двужильным проводом, то оплетка сразу расплавилась, провода разлепить стало невозможно. Провод начал гореть по всей своей длине. Он был двуслойный, толщиной в мизинец. От провода валил густой едкий дым. Я почувствовал во рту кислотный вкус, видимость упала до 10-20 см, я начал задыхаться.
    Я решил, что если аккумуляторы герметичны, то неминуем взрыв. Я закричал Кате и Шуре: "Короткое замыкание! Сейчас взорвутся аккумуляторы, валите вниз скорее!" Катя уже увидела идущий дым и забилась в какой-то угол. Шура еще не понял, что случилось и продолжал бить спит. Сам я побежал вверх по уступам меандра. Пробежав метров 10, я решил, что нельзя уходить, не прекратив пожара. Я стал кричать: "Шура, что делать? Аккумуляторы горят!" Он закричал: "Кидай их в лужу!" Я сразу решил, что делать этого не буду. Но все равно побежал назад, на ходу вынимая нож, чтобы перерезать провода. Когда я подбежал к узости, я увидел сквозь дым белые искры электричества и оранжевый свет раскаленных проводов. Я сразу понял, что прикасаться к проводам нельзя. Внутренние слои изоляции уже выгорели, начала плавиться внешняя оболочка. Тогда я схватил транс с аккумуляторами за низ, вышел на сухой участок и стал вытряхивать аккумуляторы из транса. При этом нижний аккумулятор я зажал руками. Верхний аккумулятор выпал из транса и своей тяжестью порвал соединительный провод. Цепь разорвалась и пожар сразу прекратился. Оплетка к тому времени уже почти вся выгорела. Я оторвал провод от аккумулятора и бросил его в лужу.
     
  2. Шуре и Кате я крикнул: "Я разRe: Пожар в Клепсидре

    Шуре и Кате я крикнул: "Я разорвал цепь, пожар потушил, ухожу наверх! А вы валите вниз!" Они ответили, что спускаются.
    Я побежал вверх, к Б-меандру, схватил обвязку, надевать ее не было времени, и на одном жумаре залез на высоту 3.5 м к очку в Б-меандр. К счастью, самые узкие места в нем были взорваны накануне, иначе бы мне потребовалось минут пять для влезания в меандр. Пока я полз по меандру, то начал задыхаться. Тогда я понял, что если сейчас потеряю сознание, то это смерть. У меня началась паника. В конце концов я выбрался из щели в Солнышко. Там я упал на пол и пытался отдышаться. Потом подполз к грязной луже и стал полоскать рот и отхаркивать из легких мокроту. Дым уже стоял в Солнышке. Видимость здесь была 3-4 метра. Я лег у стены и стал ждать, не продует ли дым. Люба тоже сидела здесь. Я взял себя в руки и стал думать, что делать дальше. Сначала я надеялся, что дым выдуется. Прошло минут двадцать, а дым не рассеивался. Движение воздуха практически отсутствовало и дым медленно диффундировал по всей пещере. Дышать дальше этой гадостью было нельзя, надо было вытаскивать Шуру и Катю. Проблема состояла в том, что в Шестой узости каждый из них корячился бы минут по десять. Поэтому я решил попробовать взорвать узость заложенным зарядом. Я снял с Любиной головы грязную тряпку, которую она выдавала за бондану, помочил ее в луже и повязал на лицо. Видимость в меандре была около метра, очки были грязные и запотевшие, в них я вообще ничего не видел. Я положил их на камень, отцепил жумар и полез в Меандр. Когда я дошел до узости, то увидел груду барахла. Аккумуляторы, фотоаппарат, веревки, трансы, мотки проводов, вспышки, перчатки, шприцы, тюбики, вспышка - все валялось в узком проходе. Я подобрал две плоские батарейки и пошел за поворот. Крикнул в проход. Там никого не было. Я замкнул цепь. Но взрыва не последовало. Заряды, которые я использовал были помятые, оставшиеся с предыдущего дня, поэтому я даже не удивился, что он не взорвался. На следующий день вскрытие показало, что разрыв цепи действительно был внутри заряда. Я стал кричать Шуре, что надо сваливать отсюда. Он ответил, что подождем еще минут 20. Я вернулся в Солнышко, погнал Любу наверх, сказав, что если через 2 часа мы не появимся, начинать спасработы. Через 20 минут вернулся, чтобы помочь эвакуации Шуры и Кати. Провозились мы минут 15-20. И Катя и Шура вылезали с большим трудом. Катю я выдергивал за руку, потом она помогала Шуре, у которого в узости защемляло комбез. Побросав все, мы пошли наверх. Дым стоял до самого входняка.
    Когда мы пришли в лагерь, первое, что я сделал, выпил четыре чашки чая и кофе для очищения организма. На следующий день Катю рвало, у Шуры болела голова, у меня ломило все мышцы и суставы. Но думаю, это ломота являлась следствием перенапряжения, а не отравления. Люба никаких симптомов отравления не чувствовала. Через сутки в пещере по-прежнему чувствовался запах гари. Гена Шатохин на следующий день вернулся с симптомами отравления (тошнота). Через двое суток запах еще ощущался в средней части пещеры."

    Анализ ситуации.
    Были допущены следующие ошибки.
    1. В цепи отсутствовал плавкий предохранитель. Если бы он был, то пожара бы не случилось.
    2. Проводка состояла из одного двужильного кабеля, а не из двух одножильных. Если бы проводов было два, их можно было бы легко разорвать и прекратить замыкание.
    3. Надо было снять изоляцию с одного штекера, подсоединить его к перфоратору и только после этого снять изоляцию со второго. А было сделано не так: разлеплены сразу два контакта.
    4. В цепи отсутствовала штекерная вилка. Если бы она была в наличии, замыкание было бы невозможно.
    Одновременное наличие этих четырех ошибок привело к столь печальным последствиям.
    Отдельный вопрос: можно ли было в данной ситуации кидать аккумуляторы в воду? Думаю, что да. Короткое замыкание при этом бы не снималось.Сопротивление между клеммами упало бы, но не намного.Поэтому вероятность взрыва аккумуляторов увеличилась бы, но не сильно. Горение если бы и не прекратилось, то уменьшилось бы. Выкипание воды и поражение паром маловероятно. Разложение воды на гремучую смесь? Вряд ли бы привело к взрыву. Ведь смесь была бы не чистая, а смешанная с воздухом. Поражение электрическим током? Тоже вряд ли бы, там было всего 24 вольта.
    Еще вопрос: вазможен ли был взрыв аккумуляторов. Если бы аккумуляторы были бы никель-кадмиевые, то однозначно да. У нас были свинцовые кислотные. Думаю, что они все же не герметичные. Возможно ли было бы разбрызгивание серной кислоты? При том, что кислота находилась в гелевом наполнителе?
     
  3. Я думаю,что часть воды все-таки разложилась и взрыв был-бы отчетливо слышен в лагере.
     
  4. а собственно что здесь можно обсуждать?
    все живы, здоровы, а это главное. лично мне подобные работы не грозят, так что я Вас судить не могу.
     
  5. Как раз когда все живы и здоровы обсуждать и надо.А когда уже не все, тогда обсуждать поздно.
     
  6. Ivan Stone

    Ivan Stone Moderator Команда форума

    По этому поводу можно сказать следующее…
    1. Была допущена возможность КЗ т.к. уже подключенный к аккумуляторам провод не имел какого либо разъема.
    2. В какой то момент были совмещены обязанности обоих участников двойки. Обычно один человек занимается работой (бурение, закладка заряда и т.д.) , а другой обеспечением («сидит на клеммах», передает всё необходимое и т.д.)
    3. Аккумуляторы были далеко упакованы- не было постоянного доступа к клеммам.
    Как правило скрепленные между собой аккумуляторы живут отдельно от транса и переносятся от места работы к «убежищу». Занимается этим второй участник двойки, а перфоратор и взрывной провод подключаются непосредственно им к аккумулятору. Тем самым практически исключается возможность КЗ, а даже если такое произошло «второй» всегда может разъединить цепь сдёрнув клеммы.

    P.S.- Аккумуляторы не могли взорваться т.к. SLA (кислотносвинцовые герметизированные) аккумуляторы имеют предохранительные клапана через которые в случае перегрева сбрасывается избыточное давление газов.
     

Поделиться этой страницей