Одесса

Тема в разделе "Журнал", создана пользователем zombakhan, 4 фев 2004.

  1. Привет,

    Существуют ли сайты или форум по одесским катакомбам ?.. Кто-нибудь из присутствующих бывал в них ?..

    А то, кроме того, что выложено на Uzm, ничего не нашел в инете... :-\


    Юрий
     
  2. Вау народ!!! А я сама из Одессы. Правда по катакомбам так и не удавалось полазить...
     
  3. Кто-нибудь из присутствующих собирается ехать в Одессу на эти соревнования?
     
  4. Всем привет.
    Люди, я в мае собираюсь в Одессу, и хочу полазить по катакомбам. Как на счет того что бы составить мне компанию, или познакомить с кем нибудь кто эти катакомбы знает. я вот 14 лет прожила в Одессе, а про то что бы залезть в кактакомбы, даже не подумывала, а вот уехала, начала забрасываться..и че то меня переклинило, хочу в катакомбы.. Помогите!
     
  5. А в марте не собираешься? ;)
    Впрочем, можно и свести с нужными людьми.
    А также знаю товарища, который хотел бы поехать в начале мая в Одессу по этому самому делу...
     
  6. Raduga

    Raduga Guest

    так!!!

    Короче, я сам из Одессы.... но подземьем увлекся переехав в Москву...
    хотел бы туда летом метнуться.... жылье есть - моя квартирка под Одессой!!!! айды?!
     
  7. Re:так!!!

    приветик!
    Гы гы а я не против!!!! Пиши мне в аську, пообщаемся. ;D ;D ;D
     
  8. Yuriy

    Yuriy Guest

    Всем приветик! Я сам из Одессы, под землёй был более сотни раз (кроме шуток), но по окончанию института времени стало катострофически мало, и под землю практически не хожу, но если у кого-то есть желание то можно собраться и организовать небольшой выход на выходных. Как вам предложениеце? Звоните, пишите +3-8-050-517-37-35
     
  9. Забавный рассказик попался)



    Усатовский массив опасных, давно заброшенных катакомб манил меня, как огонек. Прогуливаясь по старому городу, странно было осознавать, что все дома, которые видишь, имеют свое зеркальное отражение под землей. Условно зеркальное. Ведь факт, что каждый кирпич, выложенный снаружи, оставил на своем прежнем месте — в толще земли, соразмерную пустоту…

    Возможность попасть в катакомбы обнаружилась в конце сентября. Небольшой, полузасыпанный вход на склоне балки дохнул влажной прохладой. Сказать, что, шагнув вперед, можно выйти где-нибудь в Аркадии, мог лишь законченный фантазер. Но, очутившись в мрачной глубине скалы, я начал верить и не такому…
    Низкий ракушечный свод, неровный, со следами пилы и закопченный керосиновыми фонарями, неожиданно посветлел. Ничего хорошего это не обещало. Значит, подземный ход вел в место, куда соваться не рисковали. Еще через десяток метров ход сузился до метровой ширины и закончился небольшой естественной полостью. Одну из стен её рассекала похожая на молнию трещина.
    — Тупик, — мрачновато сказал мой проводник в Усатовских катакомбах Иванченко. По сути характера, он был уступчивый, вежливый человек. Свои чудесные качества Юрий Васильевич внезапно утратил, едва только нам пришлось двигаться вперед практически на коленях. В отличие от меня, он «скалу» чувствовал и, только глянув на ракушечный свод катакомбы, увидел, что хороший «корж» весом в тонну может осесть в проход даже просто от громкого слова.
    Он тихо повторил про тупик, на этот раз с облегчением: искать другую дорогу в преисподнюю времени не оставалось.
    — А вот и маркшейдерская отметка… — ломаная стрелка предлагала вернуться. Иванченко поводил по ракушечной глыбе ладонью.
    — Там буквы должны быть, — сказал я.
    Иванченко закрыл глаза и прижал к ракушечным выемкам чуткие подушечки пальцев.
    — Сейчас, сейчас… — он волновался и вдруг радостно сообщил: — Две буквы! Первая из них совершенно точно заглавная «Д».
    У меня дрогнуло сердце. Я хотел быть счастлив. И потому сказал:
    — Не читай дальше. Не надо…
    127 лет назад такие же буквы рассматривали в прохладном от морского восточного ветра кабинете одесского городского головы.
    — «Д.-Б.»? Это еще что за фортель! Подобное соглашение — а этот господин явно просится на тот свет! — необходимо подписывать строго по установленной форме. «Д.-Б.»! Петр Петрович, наклонитесь ближе и извольте пенснировать этот факт. А ведь его родственники наверняка попробуют получить компенсацию!
    — Он еще жив, ваше превосходительство.
    — Вот именно: «еще»! Не забудьте поставить венок у входа, когда он полезет в Мало-Фонтанскую мину. А хуже того — в катакомбы под Дюковский сад. Расцелуйте напоследок и попросите прощения. Какой, однако, безумец! Самоубийца!
    Чиновник, сидящий в кресле по внешнюю сторону стола, вздрогнул, суеверно перекрестился и, чуть привстав с венских пружин, сообщил:
    — Бывший… самоубийца, ваше превосходительство. Неделю тому…
    Признаться, без такого человека, как «Д.-Б.» (подобным образом он «представился» мне первый раз на желтом хрустком листе), решить проблему, что резко встала перед Одессой уже с 1860-х годов, было бы невозможно. Дунин-Барковский — таковы его анфасные реквизиты. Надо понимать, фамилия сложилась из двух других — достаточно славных, потерять одну из них при заключении брака считалось неприемлемо для обеих сторон. Как всякую яркую личность, Дунина-Барковского таранили обстоятельства жизни, часто их напор опрокидывал его навзничь. Современник пишет, что Д.-Б. был молодой, но уже донельзя повидавший горя и невзгод человек. Очень подавленный.
    …Июнь 1875 года, раскрытое окно второго этажа в номерах «Японии»; внизу грубая брусчатка Преображенской улицы, на столе — офицерский наган. Он кажется единственно нужной вещью в этом чужом, крикливом городе. Стук тросточкой в мембрану тонких филенок и вежливый скрип двери на несколько секунд опережают прощальное раздражение господина Д.-Б.: Отстаньте от меня все!
    — Зря вы это. Банально и, простите, негигиенично. А можно очень захватывающе и с пользой для города, который вас приютил. Соглашайтесь, молодой человек. Вам ведь, как выражаются ученые-химики, сейчас одновалентно.
    В кроне платана с томной любовью проворковала египетская горлица. Взгляд Дунина-Барковского потерял смертную решимость. На лице растаяла снежная бледность.
    Обходительный господин сдвинул тросточкой наган на другую сторону стола и, подбросив полы укороченного по моде служебного сюртука, сел напротив.
    — Выкладывайте, — пробурчал несостоявшийся самоубийца. — И настоятельно прошу: сжато, как в телеграмме.
    — Двоеточие, — начал телеграфировать неожиданный гость…
    Проблема катакомб под Одессой требовала безотлагательных действий.. Собственно слово «катакомбы» тогда находилось лишь в ограниченном пользовании. Преобладало понятие «мина», то есть в буквальном переводе с французского «подкоп». В начальный период созидания города власти Одессы приняли близорукое решение: камень, необходимый для строительства, подрядчик мог добыть тут же — под будущим домом или во дворе. Случалось так, что добываемый ракушечник не имелся в достаточном объеме или качество его было ниже нормы (к слову, ракушечник на Малом Фонтане много лучше — суше, тверже, чем на Молдаванке. Тот камень приходилось выдерживать в штабелях по нескольку лет), тогда мина скрытным образом удлинялась под ближайший дом или улицу. Множество мин постепенно соединялось в системы. Ко всему же, камень резали, а по-местному — «ломали» на склонах всех одесских балок и вдоль моря. Известная Бирюкова мина — от улицы Пишоновской до Михайловского монастыря — петляла под домами почти пять километров. Мины дырявили ракушечный массив под Одессой во всех направлениях, особенно сгущаясь в районе Нового рынка, Старобазарной площади или на Малом Фонтане.
    Два события определили решимость местных властей. «Кратковременный визит днестровской воды в наш город» — это о пуске водопровода и жуткая находка в Соборной мине. Пытаясь обнаружить склад грабителей, полиция наткнулась в одном из штреков на несколько трупов со следами человеческих зубов.
    Городская управа поручила заведующему строительным отделом произвести «изслъдованіе минъ вообще, съ нанесеніем ихъ на планъ». Сразу выяснилось, что найти грамотного человека для подобного дела исключительно сложно. Кроме артефактов в виде осыпей и обвалов и реальной возможности попасть на нижний ярус, откуда, как считается до сих пор, выбраться невозможно, горный техник мог встретиться с одной из многочисленных шаек. От кандидата требовался «но и большой запасъ неустрашимости и самоотверженія». Именно в эти дни стало известно, что в номерах «Японии»…
    — Молод, с виду явно отважен, но человек неприкаянный, одинокий и готовый с минуты на минуту добровольно уйти из жизни.
    Начальство просияло:
    — Сколько счастливых обстоятельств.
    В помощь Дунину-Барковскому, а дело, напомню, началось в 1875 году, выделили городского смотрителя, чернорабочего и двух отчаянных камнеломов. Что касается сроков, то, например, распутать и нанести на план подземную паутину между Воронцовским дворцом и Петропавловской крепостью Дунин-Барковский планировал за три месяца.
    Снизу, из колодца, куда его опустили на люльке, лицо городового казалось серым. — Возьмите наган. Возьмите, молодой человек, послушайтесь правильного совета. Они нас там два раза порохом подрывали.
    — Не стоит. С наганом точно убьют. Как это ни странно, избегнув множества опасностей и не погибнув в подземном каменном водовороте, Д.-Б. потерпел поражение в чистых, надежных стенах Городской думы. Его доклад о первых месяцах напряженной работы начинался со слов: «Из хроники городских происшествий легко убедиться, какое громадное количество человеческих жертв стоит Одессе и ее окрестностям добывание камня, но эта смущающая цифра еще далека от действительности...».
    Дунина-Барковского погубила фраза: «В томъ вопросъ заинтересованныя лица разделяются на два лагеря: на виновныхъ и пострадавшихъ». В зале, где было много подрядчиков, наступила неприятная тишина…
    Дунин-Барковский уезжал из Одессы под вечер. Городская дума приняла, казалось бы, невероятное решение: деньги на исследование катакомб (всего 800 рублей!) потрачены зря. Самое ужасное было то, что план-схема катакомб, составленная в одном экземпляре, бесследно исчезла в тот же день. На Херсонской заставе, за которой уже начиналась Пересыпь, он пересел в почтовую карету. Склоны балок, выходящие к морю, чернели от многочисленных провалов и дыр.

    «Ну и ладно…» Но умирать уже отнюдь не хотелось — Одесса вылечила господина Д.-Б. Далее его исторический след появился в Крыму…
    — Ладно, отдохнули, — сказал мой проводник; мы по-прежнему сидели в тупике, окружив себя темнотой. Она жадно забирала звуки моего голоса. Как-то незаметно я даже охрип. Иванченко зажег фонарь.
    — Надо идти. Но давай сперва заглянем здесь в одну боковую штольню. Я тебе покажу кое-что.
    Он поднялся насколько это было возможно. Его тень накрыла меня, как ладонью. Мы прошли метров пятьдесят, повернув не менее дюжины раз.
    — Так ты говоришь, на трупах, что нашла полиция, были обнаружены следы зубов? — напряженно спросил Иванченко и вдруг осветил свое лицо фонарем. — Вот таких?..
     
  10. В июле еду в Крым, собираюсь заехать на пару дней в Одесские катакомбы, кто может помоч какой-нибудь инфой, в личку пишите.
     
  11. народ!!! Я перехала в Одессу и дико хочу в подземку. А никаго не знаю... Познакомте плиз с кем то.
    Пишите в личку:)

    Заранее всем большой сенкс..
     
  12. Хэй-Вэй! Что такое Одесские катакомбы? Да! Это НЕЧТО! Неужели ты до сих пор там не побывала? Могу устроить! У нас вообще каждый год устраивают меджународные соревнования по подъземному ориентированию и топосьёмке в Одесских катакомбах, см. сообщение from Mr. Dolotoff & MaXuS. Причём уже более 10 лет!!! И клуб «ПОИСК» не нашла? May be Плохо искала! С 1965 года там люди тусуются, понимаешь! Вот в этом году занял в Соревнованиях 1-е место, получил ценный приз – backpack TATONKA, ВОТ ТАК ВОТ! В клюбе собираемся по Четвергам. Причём интересно собираемся, ходим в Подземлю на выходных – дёшево, сурово и практично! Топосъёмим, гуляем, сдаём партизанские боеприпасы в металлолом и мирно отдыхаем… По паспорту меня зовут Александр, дом.тел. в Одессе – 52-08-33 call me tikhim vecherkom!
    ;D
     
  13. Эх...как захотелось вернуться в Одессу.В своё время я полазил по катакомбам достаточно,жаль что в то время не было интернета чтобы пообщаться.Ходили на обум,инфу по крохам собирали.
     
  14. Во! Нашел таки этот сайт!!! Народ, я старый старый Одесский катакомбист. Начинал еще в 70годах. ( во времена развитого катакомбизма) . Уже 15 лет живу в Израиловке и единственная ностальгия- катакомбы. Или хоть пообщаться. Облазал- Усатово, Нерубайское, Холодную Балку, Фомину балку, Ильинку, итд. итд. 20 лет регулярного хождения!!! Тут в Израиловке полно пещер,- лазаем помаленьку,- но не то, не то.
    Если кто из старых - пишите! Новые- тоже. Хочу знать, что там.
     
  15. А что там на Родине? Каково там? Я там уже два года не был :-\ В каком городе живешь?
     
  16. На Родине так себе, живу в Хайфе, -побратим Одессы кстати. Ну так- хлеба полно, а зрелищ - не очень. Бездуховно. Правда наших тут много, так что есть общение. Есть группа, занимаемся экстримом, стены, пещеры, но душа катакомб просит или на худой конец бункера какого... Кстати кому интересно- наш сайт-
    www.sarma.co.il
     
  17. Там же есть доломитовые пещеры, на сколько я помню. Чем они хуже катакомб? А в Роша-А-Никре такие меловые пещеры красивые. А как там вообще обстановка с арабами. Слышал, Арафат умер.
     
  18. Ну сравнил! Самая большая пещера- 2-3 км. А мы за один выход
    делали до 80. А средняя системка 500-600км. Все эти байки, что Одесские катакомбы имеют 2500-3000 - свист. Мы считали средний километраж на единицу площади системы, так вышло минимум в 10 раз больше, а то и в 20. Так что я првык забуриваться под землю на неск. суток, а тут 2-3 часа на любую дырку хватит.
    А что касается арабов, то они ,гады, именно в самых интересных местах и живут, стараемся не пересекаться...
    До сих пор везло.
     
  19. А что, с искусственными пещерами в Израиле совсем плохо дело? Ведь древнейший центр цивилизации, кто там только не рыл подземелья. Почему в них нельзчя ходить? неясно...
     

Поделиться этой страницей