Зомби-апокалипсис под землей

Тема в разделе "Творчество", создана пользователем Dekadent, 25 ноя 2012.

  1. Что-то меня потянуло написать в стиле классического ужастика, так что встречайте:

    Зомби-апокалипсис под землей​

    Это была ночь с 21-го на 22-е декабря, конец света по календарю майя, в который никто не верил, но как оказалось позже зря. Я отмечал эту знаменательную дату под землей в Сьянах. В Большом Колоннике было полно народа, играла группа «Я и мой транс», играли неплохо, но я что-то заскучал. Никто из моей компании не поехал, да и с алкоголем было как-то тухловато, я два раза прошёл с кружкой, но все равно был трезв и печален. Недолго думая, а думаю я всегда недолго, я двинулся на ОПВ. Оказалось, что я не один, кто пропускает концерт, там уже сидели трое и снаряжали четвертого в магазин. «Это я вовремя» подумалось мне, на поверхность идти было лениво, а тут такая удача, так что я человеку тоже зарядил деньги и сел с ребятами ждать. Особо не говорили, ребята были по ходу с похмелья и не в настроении. Время как всегда текло медленно. Но, в конце концов, вдали замаячил фонарик. Уже по тому, как свет ходит из стороны в сторону мы заподозрили неладное. Он пришёл пьяный в хлам, вернее так нам показалось. Его шатало из стороны в сторону и взгляд был потерянный. Потом он улыбнулся, причем какой-то дебильной улыбкой, с открытым ртом, заявил «смотрите, как я могу» и плюнул в лицо ближайшему товарищу, тот упал и начал корчиться. «Пьяный» сел на его место, уронил голову на руки и заявил: «Ой, что-то со мной не то…» Ребята бросились к упавшему, но тот уже затих и пульс у него не прощупывался.
    - Ты что наделал? Ты это как наделал? Что это вообще и как, ебтыть нахер?!
    - Я не знаю, со мной что-то не то.
    - Так, быстро, его уже не спасти, но ты-то живой. Так, хватаем его и тащим на поверхность, ты только, сука, не плюйся.
    - Не буду…
    И они его потащили. Было немного стремно, но и интересно, так что я двинулся за ними. Но дойти до поверхности без приключений нам, конечно же, не удалось. Уже где-то на Севках нашего больного товарища изогнуло так, что ребята его выронили. Потом он привстал, посмотрел на меня, улыбнулся все той же дебильной улыбкой и бросился. Причем прыгнул на несколько метров без каких-либо проблем. Я чисто инстинктивно ударил в ответ, и на те же несколько метров он отлетел назад, он был легкий, как пушинка. Он бросился на меня снова, но я уже не среагировал, он вцепился в меня и пытался укусить, но я схватил его за голову и свернул ему шею. Это оказалось на удивление легко, такое чувство, что кожа и кости его совершенно усохли.
    - Фуф… - только и мог сказать я.
    - Ты что сделал? – спросил меня длинный товарищ.
    - Что, что, блин, спас наши жизни, по крайней мере свою. Надеюсь ему этого хватит… - огрызнулся я.
    - Ну в общем да… Но на поверхность все равно надо, какая-то чертовщина творится.
    - Я бы не ходил – возразил я.
    - А я пойду – заупрямился тот.
    - Дело твое, возьми вот только на всякий случай и недолго ходи, разведай быстренько и все, а мы на журнале подождем – сказал я и достал из подсумка респиратор, я его притащил просто как фетиш, но вот, пригодился.
    Так вот, мы сели на журнале, а упрямый товарищ пошёл наверх.
    - Давай хоть познакомимся – предложил я.
    - Игорь.
    - Эрик.
    - Очень приятно.
    - Взаимно – пробормотал я.
    - Друга моего если что Олег.
    - Примем к сведению.
    Олег же вернулся довольно быстро. Даже в темноте было видно, что он белый как мел, или может это мне показалось, но трясло его неслабо.
    - Там… Там…
    - Что «там»?
    - Там пиздец…
    - Исчерпывающая информация.
    - Я только вылез, там двое таких же – он показал назад, туда где мы оставили тело – рвали друг друга на части за рыбу, которую один из них поймал голыми руками. А в воздухе такое чувство, что что-то распылено, так что спасибо за респиратор.
    - Не за что. В общем пока на поверхность хода нет. Надо срочно идти предупредить остальных, и оставить запись в журнале, чтоб не один дебил не выходил.
    И я начал писать: «ПРЕДУПРЕЖДАЮ, ЭТО НЕ ШУТКА И НЕ РОЗЫГРЫШ. НА ПОВЕРХНОСТЬ ВЫХОДИТЬ ОПАСНО. ТАМ РАСПЫЛЕН НЕИЗВЕСТНЫЙ ТОКСИН, СВОДЯЩИЙ ЛЮДЕЙ С УМА. ЕСЛИ КАКОЙ ДЕБИЛ НЕ ВЕРИТ, СОВЕТУЮ ОДЕТЬ РЕСПИРАТОР ИЛИ ХОТЯ БЫ ВАТНО-МАРЛЕВУЮ ПОВЯЗКУ И ВЫЛЕЗТИ ПОСМОТРЕТЬ. БЕЗ СРЕДСТВ ЗАЩИТЫ НЕ ВЫХОДИТЬ!!! ЕЩЕ РАЗ ПОВТОРЯЮ ЭТО НЕ ШУТКА И НЕ РОЗЫГРЫШ, ЭТО ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНО, ВЫ ВИДИМО ВИДЕЛИ НА СЕВКАХ ТРУП, ЭТО НАШ ТОВАРИЩ, КОТОРЫЙ ВЫХОДИЛ, ПРИШЛОСЬ ЕГО УБИТЬ, ЧТОБЫ ОН НЕ УБИЛ НАС».
    - Надеюсь достаточно убедительно? – спросил я.
    - Вроде того. – сглотнул Олег.
    - Все, двигаем к колоннику.
    Уже на централе мы увидели свет, причем шатающийся также, как и у павшего зомбака.
    - Стой, кто идет?
    - Я… - ответил потерянный голос, как раз того товарища, который умер от плевка.
    Не раздумывая, я схватил кусок кладки побольше и запустил, целясь точно в фонарик. Раздался хруст. Я подбежал, осмотрел тело. Вроде уже не шевелился.
    - Так… - начал я – по крайней мере, мы теперь знаем две вещи: слюна не убивает, а превращает в таких же, ну и то, что хоть они и быстрые, как суки, но убить их довольно легко. Теперь осталось надеяться, что он не успел ни в кого плюнуть, ну или хотя бы на то, что ни одна из тварей не добралась до БК, а то это будет пиздец, там человек несколько десятков точно, если не больше…
    - Нам нужно оружие – сказал Игорь
    - Конечно нужно, но где же его взять, а еще нам нужны маски и очки, чтобы защититься от слюны. Доставайте шапки и ножики, будем маски делать. Только глаза, про рот забудьте.
    И мы приступили к делу.
    - Так, что с очками?
    - У меня есть – сказал Игорь
    - У меня нет – грустно ответил Олег
    - Так, обычные у меня тоже есть, на пока сойдет, хотя хотелось бы что-то понадежнее, они легко слетят или разобьются. Слушайте, а у меня идея. Мы как-то на выезде в Нижнем Новгороде застряли и там на солнце сидели, так я себе из баклажки сделал солнечные очки, короче. Нам нужна бутылка и резинка. Сейчас быстренько найдем пятилитровку, их тут повсюду полно, а резинки достанем из трусов.
    И вскоре три великих борца с зомби двинулись дальше. Эту картину надо было видеть: двое в комбинезонах, один в камуфляже, в масках, самодельных очках и у каждого в руке по большому куску кладки.
    На ОПВ нас ждал еще один неприятный сюрприз. Там сидел нетрезвый чувак с потерянным взглядом.
    - Проходите, я тут пиво нашёл.
    - Это как раз наше пиво.
    - А, ну ладно, я там отглотнул чутка из открытой бутылки.
    - Из открытой говоришь?
    - Из открытой – сказал он и улыбнулся уже знакомой нам улыбкой.
    Быстрый удар кладкой разнес ему череп.
    - Не все ж тебе первым бить – улыбнулся мне Игорь.
    - Так, пиво надо вылить.
    - Только открытое! – возразил я, со всеми этими передрягами, выпить хотелось жутко.
    - Ладно, только открытое – согласился он. – Но время распивать у нас нету.
    - Родной мой, если твари добрались до колонника, то уже все равно поздно, а если нет, пятнадцать минут ничего не решат, лично я, пока не выпью, никуда не пойду.
    И мы расположились на ОПВ, открытую бутылку вылили, достали из пакета бутылку водки и три баклажки пива. Все были на нервах, так что пили арбатскими глотками, чтобы быстрей успокоиться и действительно уложились чуть ли не в пятнадцать минут.
    - Так, теперь нужно определиться с оружием, кладка – это конечно хорошо, но надо что-то посущественнее – сказал Олег.
    - Ближе всего здесь Блюз, там по-любому что-нибудь есть.
    Мы прошли через перекат и зашли в грот. Там не было ни души, все на концерте. Обыскав грот, мы нашли две лопатки и кирку. Я прихватил с портрета путина респиратор, на случай если все-таки еще придётся идти на поверхность, и мы двинулись в Большой Колонник. Там было на удивление тихо. Свет горел, но аппаратура вся валялась разломанная. И как по команде из всех темных щелей бросились твари. Мы встали кругом, прикрывая спины друг друга. Отбивались как могли, но твари не кончались. Первым упал Олег, мы с Игорем встали спинами друг к другу, но вскоре и Игоря не стало. Я махал киркой как заведенный, но их было слишком много…
    - Эрик, блять, харе орать! – раздался в темноте голос Вальта.
    - А что?
    - Ты мудак, харе орать, спать не даешь.
    - Ой извини, сон че-то плохой приснился. Бля, холодно, а где спальник?
    - В гроте спальник.
    - А мы где?
    - Мы в Большом Колоннике, вчера на концерте нажрались и до грота не дошли.
    - Это нормально, это хорошо…
     
  2. Симпатичный рассказик)
     
  3. жалко, так всё быстро закончилось))
     
  4. Ужас. А прикиньте так и будет. И все кто сидел по системам - только те и выживут. Новый пещерный период....
     
  5. Судя по тому, что все кто был в колоннике превратились в зомбаков - я точно не выживу, даже в системе)))
     
  6. да там походу только трое зомбиубивателей и выжили... надо написать продолжение.
     
  7. …Газ заканчивался стремительно.
    -Эх, не рассчитали мы с тобой, – горестно вздохнула я, закручивая до упорта подачу газа. Пламя два раза чихнуло и затихло. Чай остался только в проекте, а на ужин можно было забить. Не считать же ужином холодную тушенку, сухой роллтон и печеньки?..
    Светка оглядела грот, но ничего подходящего не нашла. Да и что тут могло быть, если газа мы точно брали полтора баллона – один целый и половину уже начатого – и целый мы ухитрились забыть в электричке при переупаковывании шмотников, обнаружили это только в Сьянах, а почти добитый стал пустым уже через сутки…
    - А эти твои знакомые, они где установились?.. Может, сходим к ним, попросим баллон, приготовим еду и назад унесем?
    - Газа у них полно, но бегать каждый раз через пол-системы, к тому же в которой я нахожусь второй раз в жизни… Нет уж, опасно, - мотнула головой я. Если из-за меня придется устраивать спасы, я помру от стыда и ни за что в жизни больше не сунусь в систему протяженностью более трех километров. Всю жизнь просижу в Старице, курсируя по маршруту Щапово-Лисичка-Барсучья(по левой ее части…). Печальная перспектива! Безперспективная перспектива!..
    Мы с Светкой день назад – в четверг – приехали в Сьяны, дабы встретить 21е декабря под землей на концерте группы «Я и мой транс». Обе очень ждали этого концерта, а так как одним ехать в Сьяны было не очень уютно (тут была только я, и то раз в жизни, и то три года назад) – мы, опросив моих знакомых, сели на хвост одной группе и поехали с ними. Но в системе пути наши разошлись: мы остановились в одном из гостевых гротов, ну а знакомые полезли в чуть ли не самый дальний конец системы, где у них было свое место жительства. Мы с Светкой выучили дорогу до места концерта, сходили несколько раз туда-сюда, также выучили расположение сортира, и кроме этих мест никуда не совались. ТБ на первом месте, да-да!
    Просидев четверг, пофотосъемив, попив прекрасного глинтвейна, перемыв кости всем знакомым и незнакомым, мы выяснили, что газ – на нуле, а сидеть нам еще тут пятницу, субботу и воскресенье. Это, конечно, если конца света не случится. Если конец света случится – то просидим всю жизнь, обоснуем собственную цивилизацию, и может, выйдем когда-нибудь снова на поверхность. Может быть. Возможно…
    Прошло еще два часа. За это время мы с Светиком перепробовали оставшиеся способы приготовления пищи без газа: на пяти свечках тушенка закипать не собиралась; химической обогревалкой «Аист» банку тоже было не подогреть, холодную есть тошно. Еще через пару часов пришли к неутешительному выводу: надо искать газ. Искать его в дальнем конце системы не хотелось, насчет наличия газа в местном магазине мы сильно сомневались. Но что-то же надо было делать? И мы решили сходить на ОПВ – вдруг там есть кто из народа (хотя вряд ли – четверг…) и вдруг мы встретим там того, кто мог проводить нас до того конца системы, где сидят наши?..
    ОПВ нашли не сразу, получив массу адреналина, заранее устыдившись будущих спасов и окончательно уверившись в собственной чайниковости, мы-таки вышли к вожделенной Остановке. Но увы… Никого там не было.
    Ну то есть вообще никого. Хотя воняло бычками. Посидев, покурив и погоревав, мы с Светиком решили идти назад и терпеливо ждать пятницы, а когда основной народ начнет забрасываться, мы решили попросить кого-нибудь довести нас до наших.
    Ну а пока следовало найти дорогу домой. И вот тут у нас возникли проблемы.
    Начались они с того, что Светкин «Princeton Tec Quad» внезапно мигнул и погас. В последующие 20 минут что только мы с ним не делали – реакции ноль. Негодованию моему не было предела: ведь это я подарила ей его на ДР в качестве запаски!..
    Ну ладно, Светкин основной свет в виде Тикки-ХР лежал в гроте, но у меня было еще два фонаря – мой «Princeton Tec EOS» и самоделка с рассеянным теплым светом. На ней и пошли, еос поберегли. Все-таки основной свет, мало ли…
    … Через сорок минут мы признали неутешительный факт: мы заблудились. Заблудились в Сьянах, у нас только два фонаря и 20 км системы вокруг нас, а мы – ЧАЙНИЦЫ-ЧАЙНИЦЫ-ЧАЙНИЦЫ. Мне было очень стыдно. Надо было сидеть в Старице и носа не показывать оттуда, - думала я, - а сейчас от нас останутся мумии и впоследствии – две Эвы… Если, конечно, нас не найдут.
    Мы затушили фонари и закурили. Два одиноких огонька сияли посмертными лампочками в ночи.
    - Если нас найдут, я поселюсь в Старице, напишу на комбезе фосфором «Чайник», куплю себе кучу плекса и буду ходить только в Лисичку, - заметила Светка.
    - А я… А я поселюсь в Паррабелуме и буду отмаливать грехи, - уныло отозвалась я. Как-то было грустно.
    - Пессимистка, - донеслось со стороны подруги, и она ухмыльнулась.
    Эээ… ухмыльнулась?.. А какого черта я ее вижу? Ведь мы погасили фонари!.. Мне стало жутко, и я лихорадочно завертела головой по сторонам. В конце прямого – метров двадцать! – штрека замаячил свет. Светили на нас, чем-то мощным вроде феникса. Мы с Светкой воспряли духом: люди! Нас нашли! Спасов не будет, и о нашем позоре никто особо не узнает – ура!
    Мы затоптали окурки и радостно двинулись на свет. Только вот он стал неспешно удаляться. Мы заорали:
    - Народ! Погодите!!! – и ломанулись следом. Тут уж произошло нечто и вовсе непонятное: источник света резко приблизился к полу (как будто тот, кто нес его, встал на четвереньки) – и резко исчез за поворотом. Ни звука, ни шороха. Мы прям в темноте побледнели и врубили свои налобники. Никого. Пустой штрек, забутовки, тишина…
    Несмело мы дошли до поворота и заглянули за него. Пусто.
    Тут у меня заорал телефон. Мы подскочили. Но это был всего лишь будильник. 00:00, 21е декабря. Это я поставила так, чтоб мы с Светкой, сидя в уютном гроте, подняли бокалы – за начало Конца Света. Да какой уж теперь теплый грот… Зато персональный конец света уж замаячил где-то рядом, похоже. Ведь мы по-прежнему одни, а какой-то нехороший человек проигнорировал нас и унес свет, да еще на карачках. Неужели кто-то уже так напился?..
    Сзади нас раздалось шипение и еле слышные шаги. Обернулись мы разом, столкнувшись друг с другом – это нас и спасло. Мы повалились, что-то просвистело над нами и впечаталось в противоположную стену, и немедленно сверху на это долбанулась немаленькая плита.
    Тут-то я и поняла, что выражение «ватные ноги» отнюдь не являлось метафорой. Я подняла глаза и чуть не поседела – на меня немигающим взглядом пялилась чудовищная морда. Красные глаза, синюшное лицо с прожилками и впалые щеки, изо рта слюни. А на голове – самодельный фонарь. Такой был только лишь у одного человека. Меня чуть не стошнило. Это был Макс… Тот самый Макс, с компанией которого мы прибыли сюда. Но, черт возьми, что же с ним произошло?! К тому же по штреку начала распространяться жуткая вонища – воняло со стороны Макса.
    -М-м-м-ммммаааакс! – прозаикалась Светка, цепляясь за известняковую стенку и пытаясь подняться на ноги.
    Я в шоке огляделась. В дальнем конце штрека мелькнул фонарик…
    В этот раз никаких надежд не было. Рванув Светку за шиворот, я затянула ее за ближайший поворот, и схватила каменюку побольше. За поворотом раздалось еле слышное шипение и медленные нетвердые шаги. Топ-топ, шлеп-шлеп…
    Я резко врубила «ЭОС» на максимум – а это узконаправленный пучок в 80 люменов – метра за два ослепляет неплохо, - и резко высунулась из-за поворота, замахиваясь куском бута. На долю секунды моим глазам предстала кошмарная картина: человек, стоявший на четвереньках, раскорячившись в немыслимой позе и истекая зловонной слюной, шумно, по-собачьему обнюхивал труп Макса. Своим светом я отвлекла существо, оно зажмурилось – не понравился мой яркий свет – и, злобно зарычав, кинулось на меня. Кусок бута полетел в цель.
    Очень некрасиво выглядит штрек, замазанный кровью и мозгами. Очень грустно смотреть на труп, одетый в комбинезон Ритки – девушки из компании Макса. И уж очень неприятно не вяжется с образом Ритки синяя харя, красные глазищи и когти в пять сантиметров.
    Так сильно мы со Светкой не орали никогда в жизни, и никогда в жизни так быстро не бегали по штрекам. Да еще с бутом наперевес.
    Что было дальше?.. Практически десять часов отсидки в тупиковом гроте без света и без курева. Очень страшно было выдать себя. Ведь мы знали, что в компании Макса было шестеро человек. А убили мы только двоих. Спустя десять часов мы выползли из грота, на трясущихся ногах, посекундно оглядываясь, поплелись искать выход. Ведь в 18-00 вечера должна была начаться масштабная заброска народа на концерт. Или уже началась?.. Мы обязаны были предупредить всех, и сделать это любой ценой. Даже если одну из нас загрызут зомби – а мы не сомневались, что это были они – вторая должна найти выход.
    Меня тошнило от страха, Светка как-то подозрительно посветлела – то ли известняк в волосах, то ли седина… Но как-то мы шли. И даже вышли. На ОПВ. Как это произошло и сколько мы шли – я не запомнила. По-моему, я даже говорить разучилась, а крыша медленно куда-то стартовала.
    На ОПВ мы даже оказались не одни. На камнях сидели, отдыхая, трое парней и одна девушка. Переговаривались, пили пиво, поправляли налобники – видимо, только что забросились.
    - Доброго, - севшим голосом проговорила я.
    - Доброго, девчонки, - улыбнулись и нам.
    - Бегите, - начала я. – Нужно срочно выбрасываться. Подробности расскажу наверху. Тут опасно для жизни! – гораздо более убедительно и угрожающе постаралась произнести я.
    - Почему? – трое удивленных лиц уставились на нас. Трое удивленных лиц и одна пара красных глаз. Это подняла лицо доселе молчавшая девушка. Затем послышалось еле тихое шипение и стремительный бросок. А в этот раз бута у нас с собой не было…
     
  8. Отлично! Может так и продолжим - каждый напишет по чуть-чуть, коротенькую историю связанную общим сюжетом. И получится большой содержательный рассказ.
     
  9. цикл Метро2033 так и писался)
     
  10. попробую тож чё-нить накалякать, может чё и получится))
     
  11. Зря я не согласился перенести концерт на 22 декабря, мне было важно, чтоб концерт состоялся именно в этот знаменательный день, который многие пророчили как конец света (его даже решили назвать «Конец света под землёй»), но сейчас уже ни что нельзя изменить. А начиналось всё так хорошо. Объявление концерта, подготовка, репетиции – всё так волнующе. Забросились всей группой в четверг, около одиннадцати вечера – специально за день до концерта, чтоб выгулять чайников, которые напросились с нами. Всё как обычно - народ на остановке, на Домодедовской. Как всегда, встретили «подземных» знакомых и выпили в ожидании автобуса по парочке пивка. Обычная дорога от магазина «Апельсин» через плотину к Сьянам. Кошачий лаз, Севки, дальше дорога к гроту. Всё как прежде, Сьяны как стояли, так и стоят, есть небольшие изменения, конечно, – без них не обойтись, но в общем всё как всегда и не предвещает беды. По пути до грота страшные рассказы про Двуликую, про Белого Спелеолога. Чайники не верили, но напряглись. Это радовало. Всегда приятно наблюдать за реакцией людей, когда им показываешь старые обломки, обвалившиеся с потолка и говоришь, что буквально неделю назад их не было. Начинаются расспросы:
    - А это часто бывает?
    - Нет, никогда такого не было.
    - А почему так случилось?
    - Хрен знает, видимо настал критический момент системы и она начала резко обрушаться.
    - А на нас может обрушится?
    -А ты сам как думаешь? Конечно может!!!
    Всё это конечно бред, но смешно. Да и чайники становятся намного аккуратнее, что тоже не плохо. На ОПВ сидела небольшая группа народа, кто-то курил, кто-то пил пиво из баклашек, кто-то просто сидел. Знакомых не было, но мы всё же пригласили народ на завтрашний концерт. Пара – девушка с парнем, сказали, что знают о концерте, и что специально приехали на концерт, ещё несколько человек никак не прореагировало, а пару парней сказали, что они здорово подгадали с датой заброски и обязательно заскочат. Дальше до грота никого не встретили. Грот на удивление не был сильно засран, не смотря на то, что гостевой. Все быстренько забили себе спальные места и раскидали по столу всё, что у кого было. Алкоголь, закуска, еда, свечи… Время потихоньку перевалило за полночь. После очередной спетой песни под гитару и очередной выпитой рюмки за предстоящий концерт, за встречу, ну и, конечно, за наступивший конец света, мы решили выдвинуться погулять, так как знали, что завтра проснёмся слишком поздно, и выгулять чайников перед самым концертом не получится.
    Стандартный маршрут – Храм, Алёнка, Аристарх, Громов, Мышка, Щучка, Маргарита, Большой Колонник, Венерин лаз и другие, интересные для чайников места. Гуляли долго, часов шесть, может больше. Во сколько пришли ни кто не помнил, но судя по тому, что проснулись в 4 часа следующего дня – гуляли достаточно долго.
    Итак, проснулись все примерно в 4 часа дня, концерт должен состояться в 9 вечера в Большом Колоннике. Сначала планировалось устроить концерт в концертном зале «Рождественский», тот что находится недалеко от грота «Пикрин», там где «Тигры», но в связи с количеством отозвавшихся в контактовской группе, решили перенести его в БК – там попросторней. Слава богу
    Концерт акустический, не так много аппаратуры тащить до площадки. Да и народу достаточно, чтоб всё необходимое дотащить до места концерта – Я, Лёлька, Янишна, Оззи, Монах, Есаул и Домовой. Перед выходом Монах достал небольшой пакетик: «ни кто не хочет курнуть перед концертом, «для храбрости»? Немного подумав решили попробовать. Я не особый сторонник этого дела, да и «трусости» вроде не испытывал, но как и все, решил тоже покурить травки. Времени это много не заняло, да и трава оказалась безпонтовая, может от того что я давно уже не курил, а говорят, что в первый раз и после долгого перерыва особо не торкает.
    Покурив, мы со всем необходимым выдвинулись в сторону Большого колонника. Там уже сидел народ в ожидании концерта. Начали украшать зал, настраивать аппаратуру. К нашему счастью, многие выдвинулись оказать помощь в организации. Народ в зал всё прибывал и прибывал – это не могло не радовать, значит, кому-то наши песни всё-таки нужны.
    Время подошло – пора начинать! Я взял акустическую гитару и встал к микрофону, Оззи на электрогитаре, подключённой к комбику, работающему от батареек. Янишна с шейкером, тамбуриноми и флейтой, Монах с дарбукой. Все готовы! Началось! Играли не айс, но старались как могли – малое количество репетиций дало о себе знать. Спели «Спелеолога», «Паводок», «Карбидку», другие не очень известные песни. Дошла очередь до самой главной песни, из-за которой и был устроен концерт – «Конец света под землёй». Я уже было хотел объявить песню, но тут подошёл какой-то, незнакомый мне, молодой человек и попросил сделать небольшое объявление, сказал, что это очень важно. Я не мог отказать. Он был очень худой и высокий, я даже подумал: как же ему неудобно лазить в некоторых местах по Сьянам с таким ростом. Китайский налобник выдавал в нём человека не часто лазающего в пещеры, а редкий комуфляж – человека увлекающегося армией, выживальчеством или чем-то вроде того.
    - Прошу минутку внимания! Концерт необходимо немедленно прервать! – зал неодобрительно загудел. – это не шутка, всё очень серьёзно!
    - Иди на хрен со сцены, не мешай музыкантам – послышалось с разных сторон.
    - Ещё раз повторяю, это очень серьёзно и это не розыгрыш! Что-то случилось. Я ещё не понял что именно, но если вы посмотрите по сторонам, то увидите, что многие среди присутствующих очень странно себя ведут.
    Я начал пристально разглядывать всех вокруг, но ничего странного не заметил. Все так же начали озираться, но после недолгого осмотра, не увидев ничего противоестественного, продолжили выкрикивать: Хорош мешать! Дай послушать! Долговязому ничего не оставалось делать, как удалиться со сцены. Концерт продолжился. Спев новую песню и ещё несколько старых, на сцену поднялся ещё один молодой человек – это был мой знакомый. Точнее не то что бы знакомый, мы просто уже не раз с ним пересекались в Сьянах, но я даже не знаю, как его зовут, или не помню. Он поднялся на сцену, смачно поцеловал меня в щеки три раза и сказал «Огромное спасибо!». Судя по его шатающемуся, еле держащемуся на ногах виду и красным сумасшедшим глазам я понял, что он пьёт явно не первый день. Но это не вызвало у меня удивления – в Сьянах такое часто можно увидеть. Концертная программа закончилась, начались песни по заявкам. Кто заказывал наши, не исполненные на концерте песни, кто-то просил спеть что-то известное. Народу было очень много – все пели, а те, кто не знал слов - пытались танцевать, кто как мог.
    Всё было очень приятно. Эти люди, пришедшие нас послушать, предновогодняя атмосфера, старые добрые друзья, которых я вижу не очень часто. Но вдруг, всё начало быстро угасать, всё стало таким ненужными и враждебным, всё стало жутко бесить. Я почувствовал необычаюную лёгкость, почти невесомость. Кто-то в очередной раз поднялся на сцену, что бы о чём-то попросить, и я не выдержал и вцепился в него. Я вцепился в его протянутую к микрофону, чтоб что-то сказать руку. Всеми силами я сомкнул челюсть на его мягкой плоти и начал вырывать кусок за куском из его руки. Мясо и кровь показались мне такими вкусными – я ничего в жизни вкуснее не ел, и мне захотелось съесть всё больше и больше. Незнакомый парень кричал и пытался отбиться, но я чувствовал неизмеримый прилив сил тем больше, чем больше я ел его мясо, и пил его кровь. Мне не мешали его крики и попытки вырваться, я с лёгкостью ломал его кости и отрывал от него куски. Краем глаза я заметил, что в зале происходит нечто подобное, многие так же бросаются на рядом стоящих и рвут их на части.
    Время перестало иметь размер, всё слилось в одну секунду, одновременно растягиваясь в вечность. Уже ничто не имело значения – ни концерт, ни друзья, ни все остальные. Как только поедаемое мною тело перестало дрыгаться, пропал вкус. Отвратительно! Что же я делаю?! Я ем труп! Мне нужно живое мясо! ЖИВОЕ! И я кинулся на пытающуюся вырваться из панической толпы девушку. Вот оно – блаженство! Девушка оказалась ещё вкусней, и я рвал её на части с таким усердием и удовольствием, что не заметил, как зал превратился в груду обглоданных трупов. Ко мне присоединились ещё какие-то люди. Я не был против разделить с ним свою трапезу. Они мне были как родные. Я никого из них не знал, но чувствовал, что они мои братья. Живые кончались очень быстро, а жажда человеческой плоти усиливалась. Большой Колонник усеян разорванными трупами. Всё покрыто кровью. Огромная толпа моих братьев с окровавленными руками и ртами ринулась в разные стороны в поисках новой пищи. Кто не ушёл стал доедать оставшихся, валяющихся на полу. Доев всех вместе с костями, начали вылизывать кровь с пола и с кладки, и уже очень быстро Большой Колонник стал таким, как прежде – пустым и чистым. Я и мои братья, немного насытившись, легли вокруг колонн и притихли. Мы знали, что искать по системе «еду» нерационально – еда сама придёт к нам. Мы лежали и ждали. Время шло…
    Прошло не много времени, как где-то послышались аккуратные шаги. Мы притихли ещё сильнее, чтоб не вспугнуть добычу. В Колонник вошло трое парней. Двое с лопатами, один с Киркой. Какие они наивные, они не понимают, что еда останется едой, хоть с ними будет по пять пулемётов. Братья вынырнули из своих укрытий и бросились на добычу. Но не всем удалось отведать свежего мяса – ребята оказались подготовленными, они раскидывали мою родню одного за одним, но нас много, а их всего трое. Одного из них удалось вырвать – его в считаные секунды разорвали на куски и унесли доедать. Двоих оставшихся уже не так сложно будет одолеть. Они оказались намного умнее чем мне казалось – слишком умными для «еды». Братья продолжали лететь в разные стороны, но вскоре и второй кусок мяса, так долго сопротивлявшийся был разорван и унесён на «общак». Я наблюдал на эту картину с наслаждением и умилением. Это было незабываемо! Но новая волна непреодолимой жажды плоти накрыла меня и я, несмотря на свою лёгкость, рванул на добычу, расталкивая своих сородичей. Я продвинулся сквозь толпу мычащих и голодных как можно ближе к последнему, оставшемуся в живых. Я замахнулся, но резкий удар по голове высек искры из моих глаз. Я заметил, что это кирка воткнулась мне прямо между глаз. Всё потемнело и стихло. Всё перестало существовать. Полная тишина.
    Я не помню, сколько я пролежал без сознания, но меня привёл в себя резкий толчок. Я приоткрыл глаза и увидел перед собой лицо Монаха, а вокруг лица Лёльки, Домового, Есаула и Янишны.
    - Он походу слишком много хапнул – послышался с лёгким эхом голос Монаха.
    - Да уж, вроде совсем не много курнул, я же говорил на фиг эту траву, сам никогда не курю и другим не советую – отозвался ему голос Домового.
    - Падгал, вставай! Концерт должен начаться через 20 минут, а нам ещё до Колонника дойти и аппарат настроить. Как ты? Играть сможешь?
     
  12. Тема Сьяны 2033 ожила. Прикольно. У меня есть старая задумка написать рассказ Сьяны2033: Темный Странник. По мотивам любимой игры Диабло 2.
    Персонаж: ТС13, палладин химвойн, спелеодиггер, вернувшийся с очередной информационной войны.

    ТБ7. Тактический бомбардировщик 7й модификации, а это идея - подумал Странник и написал ТБ7 в Журнале своей ручкой. Ручка была непроста: на ней был маленький хромированный череп, сжимавший в зубах серебрянную розу. (ручка фирмы Алчеми).
    Этот череп прошел со своим хозяином Инст и все что было после. Время не пощадило владельца этой ручки, но череп был в идеальном состоянии. Ручка все еще писала, несмотря на срок своей службы. Первое слово, написанное ей было именем девушки-первокурсницы из МИТХТ. Её звали Полиной. Имя приснилось в Сьянах ему после долгой медитации в гроте Мужика и Спелик сей написал его на тетради тогда еще, когда не знал свою Полю.
    Новый год 2007го тогда прошел дома и стройная брюнетка с внешностью Анны Нетребко случайно вышла не лестницу в МИТХТ. Начинающий спелик пытался отодрать пятно краски, оставленное придурками после ремонта турклуба, куда он ходил тусоваться. Разговор у Полины с ним начался с химии растворителей: ей только недавно удалось отмыть пролитую родственниками ей на черные длинные волосы краску.
    Они ушли потом в Макдак на Фрунзенской, а пятно исчезло как и те, кто был с ним связан. Отколупалось от мрамора ножом.

    Поля попросила его об одном: что задумал, то делай, но вернись живым. Ты и так не пропадёшь. Потом была помолвка, потом интрижка с разрывом отношений, после чего Спелик С. ушел искать Смерть, с которой умел вальсировать по чистому воздуху в метре от Прокаженной Земли.
    И сейчас он опять играл в русскую рулетку, не зная, какие подарки выдаст барабан Поле Подемных Чудес.
    У него была миссия: доставить плакат с Нетребко в грот и повесить его там, оставив на стене свой знак, руну Наблюдателя. Вместо спальника в трансе лежала бомба Ром Морган калибра 5л. И термос чая, что согревал его многие годы. Чайники ступили, чайницы динамили, но он Сказал: я иду Вниз с вами или без вас, остальное вы знаете.
    Он подумал о чем то и вспомнил на Севках, что день заброски попал на очередной день рождения Сталина. В кармане лежал значок Областного Комитета ДОСАФ. Знак его школы полевого дачного инженеринга и вечных обещаний деда отвезти на Егорьевский аэродром и бросить с парашутом.
    Вместо этого Судьба отправила будущего 66го спелеодиггера баркасом на Соловки. Потом еще много куда на байдарках и всем, что плавает. И сейчас Баркас ТБ7 плыл по штрекам Сьян где то во Тьме. В кармане лежала душа Спелика в виде Тиктикки2 от Пецль и ждала команды прорезать пелену Тьмы. На голове у него уютно пристроился очередной китайский фонарик и светил 3мя из 7 диодов: этого света и так много, но ходить на одном светодиоде было олдскульно, но влом.
    Около ОПВ стоял волок из табака и перегара. Некоторые из пьяных тел пытались ожить. Темный Страннник знал, что за все надо платить и случайно уранил пачку сигарет, когда присел передохнуть. Толстяк в пуховой куртке в углу открыл один глаз и стал пытаться выйти из позы Лотоса.
    - Всем доброго.
    - И тебе, путник.
    - Кузяка где обычно?
    - Да, в Версале.
    - Увидишь, скажи что его ищет Белый Спелеолог.
    - Гы, понял. Зачетненько, а чо еще передать?
    - Что Странник ищет свою старую Тактикку в завале в районе Биг-Фута.
    - Ога. Ну я помню, как ты метался по гроту тогда, потеряв этот фонарь.
    - Я применил навык "Шаг Тени" и обошел всю Систему, даже Улицу Роз. Собрал тогда полтранса запчастей к фонарям. Тада... Чайников гламурных было немерено в Марте того года. Меня видела куча народу, но потом из-за особой ауры не смогли вспомнить, где. Только чайницы постоянно пытались вынести вопросами по философии.
    - А вот что значит "Бери зажигалку и шерсть" в офисе? Девки с ресепшнов постоянно это говорят друг другу и убегают потом, хихикая?
    - Хитрый офисный планктончег, однако. На Мультере это означает намерение пойти покурить... Шерсть, сиги, и все что можно скурить.
     
    Последнее редактирование: 22 дек 2012

Поделиться этой страницей