Запоздалый отчет

Тема в разделе "Подземная Самара", создана пользователем saiLor, 30 мар 2008.

  1. saiLor

    saiLor Moderator Команда форума

    Мазуты под солидолом.

    "А значит – слава психонавтам!
    Слава пионерам, ура первопроходцам!"

    (Е. Летов)


    Мазут пошел, как всегда ночью. И, практически одновременно, на квартире главного инженера Зеленовского раздался телефонный звонок.
    - Кого еще… - сонно спросил главный инженер.
    - Ой, товарышшу Зэленоускый! Говорыть дыспечир Багысенко! Я это, аха! Тута короче, мазуты опять вырвалися наружу, тудыть их… Этот, как его… а, уровень падат, язви его! А Вы-ж сами…
    - Все, понял. Еду. Машина?
    - Да уихалы уже зараз! Ща будуть.
    - Вызывай пока бригаду давай. Небось нет никого, одни операторы? – спросил главный.
    - Дык а тож! А кахо звать-то?
    - Кого, кого. Кто еще коллектор знает? Панаса Химика бригаду вызывай.
    - Ой, товарышшу Зэленоускый! А Панас таво… на менинах они. Гуляють! У этого, як его…. У Кисуни Костика, язви яго!
    - И что? Давай звони. И чтоб как штыки, все.
    - Усе панатна! Ща зараз звоню.
    Зеленовский положил трубку. Рядом завозилась жена. Что-то забормотала во сне. Инженер осторожно встал и босиком пошлепал в ванную. Умылся, оделся. Посмотрел на часы. Без четверти три. Сел на кухне, закурил. "Почему всегда мазут уходит ночью, или под выходные? И когда выделят средства на реконструкцию трубопроводов? Сколько уже можно латать? Ведь с войны система! Это же уму непостижимо!"
    За окном метнулся поток света. Зеленовский глянул за занавеску. У подъезда стоял заводской УАЗик. Бросив окурок в раковину, главный инженер вышел из дома.
    Сонный шофер, незнакомый, из молодых, повернул ключ. Заскрипел стартер. Машина рванула с места. Метались в свете фар ночные деревья, мертвые дома, одинокие машины, брошенные по обочинам. Вот и промзона. Проходная. Ворота распахнулись будто бы гостеприимно, но на самом деле ехидно скрипя. Будто говорили "Давай, въезжай. Сейчас все узнаешь."
    Шофер знал, куда ехать и вскоре они оказались у топливной операторной. Зеленовский вошел внутрь. Навстречу ему кинулся низенький мужичок – диспетчер завода.
    - Ой, товарышшу Зэленоускый! Вы уже приыхалы зараз! А за Панасом уже послано. Сийчас приедуть усе.
    - Что тут рассказывай, - Зеленовский сел на диван.
    - Да шо, шо… А вот шо и то мазуты пошли опять, язви их!…
    - Ты давай по существу.
    - Дык и я по сушшеству, аха! Мазуты пошли, значить, уровень зараз убёг, и три отсекателя жмакнули, язви их! Третий котел- херак, встал! А тута ишшо обратка, язви яё!
    - Что обратка? – Зеленовский аж привстал на диване.
    - Да шо, шо… Обратно пошла, известно шо. Тута усигда так быват.
    - Чего-ж ты сразу не сказал-то?
    - Да шо говорыть-та. Яё ить не чвыкнешь зараз. А! Ота и бригада!
    В операторную гуськом входили ремонтники. Впереди шел бригадир Панас Химик. Он был в смокинге, белой рубашке и ярком галстуке с портретом Луи Армстронга. За ним шагал Зиновий Сейлорович с вечной ухмылкой диссидента на носатом лице. Третьим порог переступил Венька Добродушный – огромный детина с абсолютно лысой головой. Замыкал строй угрюмый карельский финн Урмо Вездехадсон.
    Они, молча за руку, поздоровались с главным инженером и диспетчером.
    - "Нашел, таки, зараза!", не удержался Сейлорович.
    - А шо… - развел руками Багсенко.
    - Чего случилось-то? – спросил главного инженера Химик.
    - Мазут опять в коллекторе потек. И обратка тоже.
    - Понятно. Как всегда.
    - Как всегда.
    - Ладно, пойдем переодеваться. – сказал Химик. Потом махнул рукой и бригада скрылась в двери бытовки. Уже уходя, Добродушный крикнул: - КИПы готовьте!
    - Да ужо зараз… идитя! – Багсенко замахал руками на Добродушного.
    - Пошли к коллектору, - сказал Зеленовский. Газики там?
    - Тама, тама. Сразу прискакали. Как жвакнули отсекатели.
    - Остальные котлы чего?
    - Да пыхтять пока, язви их. Но, чую, еще трохи минут и ишшо два встанут. Тады можно крекинги хоронить зараз!
    - &^%$#@! – выругался Зеленовский.
    Показался оранжевый автобус газоспасательной службы. Вокруг ходили люди в комбинезонах. Было много света. Работала передвижная осветительная установка. Зеленовский с диспетчером подошли к открытому люку в коллектор технологических трубопроводов. Где-то там хлестал горячий мазут.
    Пришли ремонтники. Они были облачены в прорезиненные комбинезоны. На плече у Добродушного болталась сумка с инструментами. Они одели КИПы – изолирующие противогазы. Включили фонари. По одному спустились в люк.
    Внизу был тесный бетонный коллектор, по которому шло несколько трубопроводов разного диаметра. Было жарко. Химик пошел первым. За ним остальные.
    Сначала было идти довольно легко. Между трубами было достаточно расстояния. Но после первой расширительной камеры труб стало больше. Пришлось ползти на коленях по трубам. К тому же внизу стал попадаться разлитый мазут. Впереди стал слышен какой-то шум.
    Чем дальше шли ремонтники, тем громче становился шум. Это хлестал из трубы мазут. Стало заметно жарче. Вот и место первого порыва. На счастье отсечная задвижка оказалась рядом. Вездехадсон завертел штурвалом, перекрывая поток. Сейлорович протиснулся ближе к месту порыва.
    - Ах, зараза! У фланца как раз, - Сейлорович ткнул лучом фонаря в место порыва. Венька, давай коническую термомуфту.
    - Держи. И горелку сразу.
    Сейлорович пристроил муфту, запалил горелку. Через минуту хомут был готов. Ключами обжал фланец. Махнул рукой. Дальше. Стали пробираться дальше. С потолка сыпалась ржавая арматура и куски бетона. Новая камера. Тут тоже порыв. Но уже хуже. Хлестало через уплотнение задвижки.
    - Что делаем, бригадир? – спросил Сейлорович Химика.
    - Да шо тут зробыть-то? Это у нас тут шо? На третий котел труба? А он стоить уже. Ему уже усе равно. Отсекай, Урмо, на фиг.
    - Латтна! – Урмо завертел штурвал. – Фсе готтофо!
    - Тады двигаем.
    И снова коллектор. Снова ползут ремонтники по трубам в жаре. Путь им преграждает мощная мазутная струя. Прорвала труба обратного сброса. А в нее качает плунжерный насос. Эту трубу не перекроешь, иначе насос ее разорвет.
    Сейлорович пробирается вплотную к месту порыва. Снова фланец. Выдавило прокладку.
    - Бригадир, давай звони наверх. Пусть насос останавливают. Иначе невозможно работать. Я этот фланец под давлением не возьму.
    - Не, Зёма. Насос не отключат. Он же подает мазут на котлы. А котлам вставать нельзя, иначе усему заводу крантец. Так будем…
    - Ой, мама, шо-ж такое! – взвыл Сейлорович. – Три брата люди, как люди! Один адвокат, второй стоматолог, третий совсем ювелир! Один я идиот! За что мне это? Что я сделал плохого в жизни? – Сейлорович сорвал противогаз и с шумом вдохнул пропахший парами мазута горячий воздух.
    Он, не надевая противогаза, приготовил все для смены прокладки. Затем, вздохнув, начал разбалчивать фланец. Мазут пошел сильней. Руки жгло даже через рукавицы. Когда последний болт был снят, от напора мазута одна часть трубы рванула в сторону и ударила Вездехадсона. "Ёлкала-палкала!" – выругался тот по-фински. Потом поднатужился и освободился от трубы. Сам Вездехадсон был весь в мазуте.
    В это время Химик и Добродушный вырезали новую прокладку. Сейлорович куском брезента пытался прикрыть напор мазута. Но вот прокладка была готова. Теперь надо было совместить половинки фланца. Добродушный подлез под трубу и, поднатужившись, приподнял половины. Мазут нещадно хлестал на спину Добродушному. Химик в это время судорожно вставлял болты в отверстия и навинчивал гайки. Вскоре фланец был затянут.
    Далее по коллектору все было в порядке. Трубопроводы целы. Осталось лишь перекрыть доступ в старую канализацию, что пересекала коллектор. Холодная вода канализации показалась раем после горячего коллектора.
    Вскоре все вылезли на поверхность. Там уже светало. Воздух показался таким вкусным и свежим, что все сидели прямо в промазученных костюмах и шумно дышали. Зеленовский подошел к бригаде и, несмотря на то, что был в чистом, обнял каждого.
    - Спасибо огромное, мужики, - сказал главный инженер.
    - Ну, спасибо в карман таки не проложишь, - съязвил Сейлорович.
    - Ах ты, еврейская морда! – ткнул Сейлоровича главный инженер в плечо. – Будет вам и что в карман положить. Давайте отмывайтесь, переодевайтесь и ко мне в кабинет. Отметим. А ты, Багсенко, давай выводи котельную на режим. И подходи потом.



    saiLor (с)2007
     

Поделиться этой страницей